Ольга Майорова (maiorova) wrote,
Ольга Майорова
maiorova

Categories:

Рассказ Мари Саат

Этот рассказ издан в сборнике "Король Туманной горы" в 1989 году. Он по объёму невелик, но заставляет задуматься.

Как моя тётя в лесу заблудилась.

Тётя заблудилась в лесу неподалёку от нашей дачи года за три до смерти моей матери. Помню, мама прожила ещё год после того, как у неё в глазу лопнул сосудик. А тётя заблудилась за два года до этого — так она утверждает. Сколько лет ей тогда было, толком не знаю, она немного старше мамы. Хотя это не имеет никакого значения. Помню, тётя всегда была кругленькая и любознательная, как суслик, такой маленький зверёк, что стоит столбиком у своей норки и настороженно глядит по сторонам.

Что касается любознательности, то тут у них с мамой очень много общего. Только у мамы она проявлялась иначе. Тётю интересуют всякие люди и происшествия. А маму интересовали всякие травы, она варила из них отвары и пробовала на себе их действие.

От людей, конечно, всего ожидать можно, но травы, по-видимому, куда опаснее, потому что тётя живёт до сих пор, а со дня смерти мамы прошло уже семь лет. Впрочем, некоторые травы признаёт и тётя, первоцветы, например, и собирает их впрок на зиму. Это, должно быть, вполне безобидное средство от кашля и бессонницы.

Много первоцветов растёт на лугу в нескольких километрах от нашей дачи. Они желтеют там гроздьями среди кустов можжевельника и чахлых берёзок. Туда-то на исходе весны и отправились мама с тётей, рвали первоцветы и обсуждали всех наших родственников, своих подруг и знакомых, давно уже умерших и ныне живущих.

Они собирались пойти за первоцветами и в то воскресенье, когда моя тётя заблудилась в лесу. Кстати, тётя наш лес и за лес-то не считала. Какой это лес — куда ни глянь, домá! Настоящего леса тётя боялась и никогда не решалась пойти туда одна. А здесь она постоянно ходила напрямик от автобусной остановки к нашему дому и обратно. Это же проще простого: сперва свернёшь с шоссе в лес, пройдёшь по тропинке до асфальтированной кольцевой дороги, перейдёшь её и по извилистой колее выйдешь прямо к даче. Тётя утверждает, что именно так она и шла. Миновала ещё два домика, они показались ей знакомыми, — те, что стоят в стороне от дороги, — а нашего дома всё нет и нет! И вышла она к какому-то сгоревшему двухэтажному дому.

Кстати, по дороге к нам и впрямь нетрудно заблудиться: если не обратить внимания на следы колёс, что сворачивают в сторону, и пройти чуть дальше, то и там в лес уходит точно такая же колея. И ведёт к тому сгоревшему дому. Правда, он уже отстроен заново…
А вроде бы знакомые домики встречаются повсюду — все они здесь, в лесу, кажутся знакомыми, потому что построены по одному проекту. Хотя одни выкрашены в жёлтый, другие в зелёный или серый цвет, но всё равно их можно запросто спутать.

Тётя обошла сгоревший дом со всех сторон. То была, по-видимому, старая двухэтажная дача, светло-коричневая. Теперь же от верхнего этажа осталась лишь дымоход и часть стены. Я уверена, что тётя, поглощённая обследованием дома, и думать забыла, что заблудилась. Наверняка её занимало только то, что надо разузнать у мамы, как дом загорелся, есть ли человеческие жертвы и когда прибыли пожарные. Это моя мама должна была бы знать — ведь не каждый день горят дома в нашем тихом дачном посёлке!

Сгоревший дом стоял на крутом песчаном косогоре. Тёте не хотелось спускаться вниз — она несколько полновата, чтобы карабкаться по горкам, и потому она направилась дальше вдоль склона. Она прошла мимо небольшой серой дачи, протиснулась между двумя растущими почти вплотную молодыми елями — там проходила тропа — и очутилась в нашем дворе.

Чем занимались в то время мои отец и мать и где были мы — трое их детей, не знаю. То воскресенье ничем не запомнилось. Возможно, я была в городе и готовилась к очередному экзамену, а может, мы с сестрой и братом уже удрали к морю. Мы всегда старались побыстрее сбежать на пляж, прежде чем мать даст нам какое-нибудь задание: напилить дров, вымыть посуду, подровнять живую изгородь или напечь блинов… Отца мама поручениями никогда не обременяла. Так что он мог спокойно сидеть за своим письменным столом, смотреть в окно и барабанить по столу пальцами… Вот бы и мне когда-нибудь посидеть за столом с таким же достоинством и так же неприступно! Но я не отец, я мать… А может, в тот раз отец прохаживался по двору, надев на голову шляпу. Он всегда надевал шляпу или кепку, даже если выходил во двор ненадолго. Он был лысый и боялся застудить голову. Кепка была поновее, и он берёг её больше для поездок в город.

Мама стала выговаривать тёте — куда это она запропастилась, обещала утром приехать, а теперь уже все отобедали. А тётя принялась рассказывать, как она плутала по лесу: вроде бы шла правильно и вдруг заблудилась и совсем случайно вышла от сгоревшего дома сюда.

Мама ей не поверила — нет здесь ни одного сгоревшего дома. Спорили они, спорили и наконец, взявшись, как всегда, под руки, отправились искать злополучный дом и искали старательно: тогда бы тётя могла доказать, что даже здешние новости она узнаёт первая, а мама наверняка не могла поверить, что у них по соседству дом сгорел, а она об этом и понятия не имеет. Сколько они искали, не знаю, только тот дом они так и не нашли.

Помнится, ни тем летом, ни на другой год никаких исключительных событий не произошло, но ещё через год, приехав к нам как-то в воскресенье, тётя увидела, что у мамы весь глаз заплыл кровью. Дня за три до этого от молнии загорелся неподалёку дом. Мама страшно испугалась — от жуткого громового раската и пламени, взметнувшегося над сосняком. И у неё, видимо, поднялось давление, и лопнул в глазу кровеносный сосуд.

Тётя с матерью отправились посмотреть на пожарище. Это оказался тот самый дом, к которому тётя два года назад вышла, заплутав в лесу. Мать никак не хотела ей верить — как же она могла видеть его сгоревшим два года назад, если он горел лишь на днях! Этого тётя объяснить не могла, да и сейчас не может, но именно таким она его видела в тот раз — от верхнего этажа осталась только часть обуглившейся стены и дымоход.

Порой я представляю себе, как они стоят там перед сгоревшим домом среди высоких сосен, маленькие, круглые, растерянные.


Вопросы к тексту.

1) Рассказчица находится в сложной ситуации. За те годы, которые протекли со времени действия, она потеряла обоих родителей, сама обзавелась детьми. Чем объясняется то, что она так вовлечена в события, которые, по существу, происходили не с нею?

2) Какие отношения у мамы и тёти между собой? Какие отношения с мамой и тётей были у рассказчицы?

3) От чего умерла мать рассказчицы?

4) Какие вопросы вы бы задали к этому тексту?
Tags: книги
Subscribe

  • Наша именинница

    Строго говоря, именинница чёрствая, потому что день обретения Сметанки, она же Подушечка, она же Третья Клёцка, она же Божий Дар номер Три, был…

  • (no subject)

    Мы сегодня сделали очень большое дело: привели в порядок зубки кошке Мурысеньке, которую брат нашёл на лестнице в 2011 году. С тех пор она…

  • А тем временем Бася

    Посмотрите, просто посмотрите на это обольстительное создание природы! За время изоляции в туалете Бася обнахалился и всех гоняет, охраняет своё…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 16 comments

  • Наша именинница

    Строго говоря, именинница чёрствая, потому что день обретения Сметанки, она же Подушечка, она же Третья Клёцка, она же Божий Дар номер Три, был…

  • (no subject)

    Мы сегодня сделали очень большое дело: привели в порядок зубки кошке Мурысеньке, которую брат нашёл на лестнице в 2011 году. С тех пор она…

  • А тем временем Бася

    Посмотрите, просто посмотрите на это обольстительное создание природы! За время изоляции в туалете Бася обнахалился и всех гоняет, охраняет своё…