Ольга Майорова (maiorova) wrote,
Ольга Майорова
maiorova

Categories:

И ещё об испытаниях невесты

Вспоминает Денис Драгунский, тот самый советский Кристофер Робин, который по-настоящему дружил с плюшевым мишкой, мечтал поселить в ванной канчиля  и призывал не сравнивать Барбадос с самосвалом. Вспоминает о своём отце Викторе Драгунском, который, собственно, "Денискины рассказы" и написал.


Когда-то, когда я был совсем еще молод и отчасти прекрасен (душой, душой прекрасен!), у меня была одна знакомая. Старше меня на год. Я в десятый перешел, а она - почти студентка: лето, она уже сдала выпускные и подала документы в вуз. Она была из очень интеллигентной семьи. Знала два языка и прочитала много книг. В том числе на иностранных языках.
Однажды она пришла ко мне в гости. Мой папа немножко неожиданно для меня был дома.
«Познакомься, папа, это Клава». - «Здравствуйте, очень приятно».
Мы с Клавой посидели у меня в комнате на диване, стараясь вести себя тихо, потому что папа был за стенкой. Потом нам надоело так сидеть, и мы пошли гулять. Потом я проводил ее до дому. Вернулся домой, снял кеды, надел домашние тапочки.
Папа вышел из своего кабинета, на ходу выдергивая ремень из брюк.
- Ну-ка спиной повернись, - скомандовал он.
Я машинально повернулся. Он перетянул меня ремнем. Не очень больно, но ощутимо.
- Ты чего?! - завопил я, оборачиваясь и увертываясь от следующего замаха. - Что за шутки?
- Нет, это я тебя спрашиваю, что за шутки! - возразил он, гоняясь за мной по прихожей. - Что это за рожа? Что за макароны вместо ног? Что за патлы? А прыщи? А ногти? А рукопожатие, наконец? Вялая, холодная, но зато влажная ладонь! Как вчерашняя морковная котлета. Ты свихнулся, сынище? - И он наконец расхохотался.
- Погоди, - сказал я. - Она хороший человек. Очень умная к тому же.
- Это прекрасно, - сказал он. - Тогда по-дружески пожми ее благородную руку. И всё. И посмотри на свою маму. И бери пример со своего папы. - И он ушел к себе в кабинет.
 Моя мама на самом деле была красавицей. Без дураков.


Далее следуют рассуждения о тм, что папа был, само собой, неправ и сильно обидел сына (сына!), но всё-таки мужчина должен быть сильным, а женщина - красивой. Женственной, изящной, ласковой... как английская лягавая.

Это сейчас я могу источать сарказм: ничего себе, вырос Дениска, а тогда, первый раз, ещё в магазине, стояла и думала:
- Ой, ёлки, а если это прочтёт Клава? Клава-то если прочтёт? Или не она сама, а - ей передадут? Ой, ёлки.

Одна надежда, что перед нами художественный свист.
Tags: книги, семьи
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 126 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →