February 24th, 2021

кот

Истории холерного года

В том же 1830 году, как известно, посетила Россию первая холера. Эта неведомая до того времени болезнь свирепствовала в городе [Саратове] в ужасающих размерах, и был даже день, в который, при незначительном тогда в нём населении, умерло около 800 человек. Жители, не зная, что делать и чем спасаться от холеры, бежали массами из города. Присутственные места были закрыты, погребальный перезвон прекращен, и церкви заперты. Самое же отпевание умерших, которых возили десятками на одной телеге, производилось на особом кладбище, где заготовленною в грудах известкою засыпались свежие могилы. На городских площадях день и ночь горели костры с подливаемою в них смолою для очищения заразного воздуха, и люди ходили по городу не иначе, как в засмолённых покрывалах и с такими же зажжёнными факелами. Понятно, что эти ужасы произвели общую панику, и частные врачи, которых не насчитывалось в городе и десятка, находясь под впечатлением страха и желая избежать своей обязанности оказывать медицинское пособие, укрывались в квартирах и заперли ворота.
Полицмейстер и большинство полицейских чиновников были первыми жертвами эпидемии, почему при обнаружившейся неурядице в городе и в видах сохранения порядка и своевременной подачи помощи жандармский начальник Ш. [Шомпулев, отец мемуариста] нашел нужным разделить город на участки и, поручив их заведование чинам своей команды, сделал обязательное распоряжение для частных врачей неуклонно являться с пособиями к заболевающим. Но так как последние не только отказывались исполнить это распоряжение, но даже никого не впускали к себе во двор, то ворота у них были выломаны, и врачи под наблюдением жандармов отправлялись в те пункты, которые подвергались наибольшей смертности. Сам же жандармский начальник проводил дни и ночи на коне, объезжая верхом город, кладбище и по нескольку раз посещая больницу, где, к своему ужасу, нашёл однажды под навесом больничных сараев массу гробов с живыми ещё людьми. Мнимоумершие и, видимо, находившиеся в обмороке страдальцы, быв плохо осмотренными, под предлогом предупреждения заразы по распоряжению врачей засыпались известью и с полопавшимися от нее глазами, с сожжённым ртом и в жестоких мучениях внятным шепотом молили о пощаде. Это последнее обстоятельство вынудило жандармского начальника арестовать врача больницы, доктора Ф., и для примера других отправить под конвоем на перекладной в Петербург.

Это тридцатый год. А теперь 1892, более шестидесяти лет прошло.

Collapse )

Из книги В. Шомпулева «Записки старого помещика»