December 14th, 2020

кот

Человек и псевдоним

С толком использую время на больничном, разбираю книженьки. Пора уже заводить каталог... А вы замечали, какие роскошные псевдонимы у литовских авторов, например? Жалко, непереводимые. Людмила Малинаускайте, например, писала стихи под псевдонимом Эгле, Ёлка. Согласитесь, пейзажная лирика, подписанная "Ёлка", читается как-то иначе. [Дополнение! Важно! Эгле -- это не просто ёлка, это ещё и конкретный фольклорно-мифологический персонаж Эгле, королева ужей. См. поэму Саломеи Нерис. Спасибо уважаемым lalavel и indraja_rrt за уточнение]. Романистка Габриэле Петкевичайте закончила курсы пчеловодства и nom de plume взяла по профессиональному признаку: Бите, то есть Пчела. Людвика Нитайте решила, что она не феминистка какая-нибудь, что ей важно подчеркнуть, насколько для неё важно призвание супруги и матери, поэтому публиковалась под именем Жмона, что означает Жена. Хотя ей, матери десятерых детей, вполне логично было бы назваться Мамой.

С Видунасом, классиком символистской поэзии и философом, вообще сложно, потому что никто не может мне объяснить, что значит Видунас. Сказали, однокоренное с "ведать", "ведун". Он и был ведун, скорее всего.

А вот Марии Пячкаускайте псевдоним придумал её духовник. Не знаю, какие мотивы руководили почтенным священнослужителем, но Ведьма с Шатрийской горы -- это как будто бы чересчур, вы не находите. Писательнице, кстати, понравилось, и имя Шатриёс Рагана прижилось.

Две сестры София и Мария Иванаускайте писали под общим псевдонимом Лаздину Пеледа, сиречь Сова в Орешнике.



Круче всех выступил опять-таки ксёндз Адольфас Сабаляускас, подписывавшийся Жаля Рута, сиречь Зелёная рута. Удивительно здесь то, что рута в литовской народной поэзии символизирует девичье целомудрие, и ксёндз, известный фольклорист, об этом непременно знал. С ним еще связана забавная история, как его приняли в Союз писателей советской Литвы. Вначале мы не знали, что с ним делать, — трогательно пишет А. Венцлова, — но потом решили принять Сабаляускаса в нашу организацию — он в своё время перевел целиком «Калевалу», печатал стихи и драмы. Правда, спустя несколько месяцев Сабаляускас заявил, что задачи и требования Союза писателей ему не подходят [ещё бы! -- примечание Майоровой], выполнять он их не сможет, и просил его больше членом не считать...

В Ирландии некоторые деятели Гэльского Возрождения тоже брали себе говорящие псевдонимы, Collapse )