August 13th, 2020

кот

Список книг, июль 2020, часть вторая

У Пегги жил защитный цвет, он разделял на да и нет, ах, до чего ж защитный цвет.
Спляшем, Пегги, спляшем.
Ещё тринадцать книг, десять взрослых, три детских:

Collapse )

Читаем с дочерью:

Дмитрий Ржанников «Спасение лягушонка Райана» – поскольку Эмилия, подрастая, всё сильнее тянется к книгам «про природу», мы это увлечение в ней поддерживаем и стараемся не пересолить. Выясняется, не так-то просто подобрать удобопонятный текст о животных, без претензий на «высокую литературу» и одновременно не окончательно уж масскультовый. Учебник по естествознанию – теперь, кажется, именуется даже не природоведение, а «окружающий мир» – уже просматривали, остались крайне недовольны, практически взбешены. Ежели и появятся новые юннаты, то благодаря не пособиям подобного толка, а умным и искренним учителям вроде петербургского эколога, фотографа и увлечённого автостопщика Д. Ржанникова. Спасибо ему.

Женевьева Руссо «Мусор, берегись!» – чудовищно смешная плюс не слишком политкорректная новелла, как детсадовец по имени Филимон, вдохновлённый лекцией воспитательницы, затеял экологическое переустройство всего дома. Хохотали всей семьёй, я – несколько смущённо. Же сюи Филимон, должна признаться, и приблизительно с теми же результатами... Хе-хе. Но вернёмся к «Мусор, берегись!»: мягкая обложка, крупный формат и много нежных и увлекательных рисунков бельгийской иллюстраторки Эстель Меенс. Я восхищена и смята до такой степени, что готова организовывать её фан-клуб. И отдельная благодарность издательству «Поляндрия», что переводят и выпускают не только насущную-злободневную, но и стильную литературу для дошкольного возраста.

Маша Рупасова «Извините, каша дома?» – тоже классные иллюстрации, имя художницы незнакомое – Анна Тененбаум. Ещё что-то попадётся в аналогичном духе, непременно приобрету. Стихи совсем «для маленьких», обычно Рупасова хлёстче, жёстче. Посмеялись над «Стишком для приучения к горшку» – а сколько вокруг него было, не побоюсь определения, общественно-политической дискуссии! Кошмар, позор, вирши про какашку. Извините, что видим, то и поём. Кроме того, в одной колыбельной употребляется страшное слово «шиш». А вообще редкостное это переживание, когда в твою эпоху, на твоих глазах расцветают новые детские классики... Вот, к примеру, потешка чётко ассоциируется с Иваном Приблудным:
Чок-чок, чок-чок,
шёл зелёный мужичок,
мужичок лесной,
он расцвёл весной,
А зимой был бел,
как мука и мел,
как побелка, бел,
бородой гремел.
Борода-да-да
Изо льда-да-да