February 12th, 2020

кот

Автор удара в челюсть

Чего нельзя делать при гастрите? Есть острое? Правильно. Пить горячее? Верно. А ещё, оказывается, читать некоторые статьи по специальности и интервью коллег. Из беседы на Правмире с психологом-консультантом Андреем Исьёминым узнала впервые за двадцати-с-чем-то-летнюю профессиональную деятельность чудесное выражение «автор насилия».

Причём, если сначала оно в кавычках: Они понимали, что в ряде случае нужна параллельная коррекционная работа с “авторами” насилия, то потом редактура уже окончательно отбрасывает осторожность и пишет как есть.

Мы помогаем легализовать разного рода сложные чувства, которые авторы насилия могут испытывать (гнев, обида), но при этом показываем путь, как эти чувства можно предъявлять безопасным способом.

Существует типизация авторов насилия.

У автора насилия обычно чувство накрепко связано с действием, нет паузы для выбора стратегии.

В этот момент, как исследователь, я должен отодвинуть свою мораль в сторону и обращаться к целям и ценностям самого человека, автора насильственных деяний.


Даже высокий штиль пробился, автор насильственных деяний, вы подумайте. Всё это было бы смешно, когда бы не было так грустно, и я сейчас объясню, почему. Слово «автор" — заимствование, укоренившееся в русском языке не первый год и не первый век. Collapse )
Беглое гугление с наглядностью демонстрирует, что «автор насилия» уже пошёл в народ. Книги пока ещё молчат, но в заметках, интервью, профессиональных комментариях то и дело попадается этот ни в какие ворота не лезущий псевдотермин. Интересно, где наши языковые пуристы, когда они так нужны? Кажется, уж продавщица назовёт себя продавщицей, маникюрщица маникюрщицей — тут же вылезет очередной адмирал Шишков: что за новояз, что за речекряк, не бывает продавщиц и маникюрщиц, существуют только женщины-продавцы и мастера маникюра. А «автор насилия» в тиши расцветает, не встречая ни малейшей критики.

Интересно, почему?