January 5th, 2019

кот

Книги, декабрь 2018 года, часть вторая

Мари-Од Мюрай «Мисс Черити» – к француженке Мюрай у меня отношение двойственное. Насколько чужды «Умник» и «Oh boy», настолько притягивают-затягивают-вытягивают «Уроки голландского». Существует ли эффект, обратный эффекту разорвавшейся бомбы – чтобы с таким же «бум» что-то встречалось, соединялось? Если да, то его стоило бы назвать эффектом «Уроков голландского». И «Мисс Черити», несмотря на реверансы в сторону модной викторианской стилизации, а возможно, и благодаря им, родственна «Урокам». Хотя, по существу, что описывает романистка? Превращение несчастливого заброшенного дитяти с талантом в несчастливую заброшенную даму с талантом... Хэппи-энды у Мюрай не вытанцовываются, в данную эпоху это и логично. https://fem-books.livejournal.com/1765326.html

Тамара Эйдельман «Как работает пропаганда»https://fem-books.livejournal.com/1767230.html. Тут уж волевым решением обратила себя от детских книжек к взрослым, перестала лелеять детские думы, свеяла всё большое обратно в кучу и засела по-новой в глубокую печаль. Ан шиш! Оказалось, «Пропаганду» запросто можно разбирать в старшей школе, в десятом-одиннадцатом классах. Подача не просто внятная, а доступная. Примеры жизненные. В оценках я с Тамарой Натановной не всегда и не везде совпадаю. Взять хрестоматийного из хрестоматийных Павлика Морозова: для чего утверждать, что несчастливая по-женски мать настраивала его против отца. Мальчику почти четырнадцать! Он сам всё видит, всё слышит и всё понимает, в том числе – что отец избивает мать, изгаляется над нею. Любая чаша терпения рано или поздно переполняется, немудрено помимо всякой пропаганды... Есть что обсудить и есть о чём поспорить.

Э.Дж. Говард «Хроника семьи Казалет: смятение» – к третьему тому стало понятно, что, чёрт возьми, «Казалеты» – не «Сага о Форсайтах». В одном две саги похожи: они бесценные источники сведений о времени (Второй мировой войне) и месте действия (Великобритании). Прост-таки энциклопедия, по страницам которой мыкаются неприкаянные, растерянные, перепуганные девочки и мальчики. В ряде случаев, с относительным успехом притворяющиеся женщинами и мужчинами. По закону мирового свинства, чем действующее лицо мне милей и отрадней (мисс Миллимент, например, Рэчел Казалет), тем меньше о них пишут. А пошляку Эдварду посвящают целые главы. Как тут быть, привыкаю к несовпаденью. В целом, гораздо увлекательнее «Застывшего времени». А перевод гораздо хуже. Мафаня одна чего стоила: https://fem-books.livejournal.com/1766534.html

Ольга Адамова-Слиозберг «Путь» – существует расхожее, хотя и безосновательное убеждение в отношении женских гулаговских воспоминаний: одолели что-то одно, «Крутой маршрут» Гинзбург, для примера, нет нужды браться за другие. Колыма есть Колыма, чудная планета, как её ни иллюстрируй, в какой фантик ни заворачивай. Не соглашусь. Угол восприятия тоже много значит. И пусть перо Слиозберг не профессиональное – здесь тот случай, что непрофессиональность больше к месту, чем набитая рука умельца. Прекраснодушные и откровенные записки неспециалистки, наше прошлое как оно с кем-то сбылось. https://fem-books.livejournal.com/1765679.html

Елена Катишонок «Счастливый Феликс» – а вот обратный пример. Новеллы моей современницы о моих современниках, но я при самом отчаянном умственном усилии не могу понять ни их мотивацию, ни смысл поступков, ни «что к чему привешано». Заглавный рассказ. Даровитый красавец юноша польского происхождения женится на сокурснице, неталантливой и некрасивой еврейке Дине. Её родители не понимают зятя. Его родители не принимают невестку. Внезапно Дина тяжко заболела, перенесла экспериментальную операцию. Все ждали развода, но развода не случилось. Феликс больше пятнадцати лет трогательно заботился о больной супруге, растил дочь. В один прекрасный день врач сообщает ему о полном выздоровлении жены. Феликс, не помедлив ни часу, уходит из дома. На недоуменный вопрос Дины «Куда?» ответствует «Жить». Вопросы: почему Дина выздоровела — лёгкое-то новое у неё не отросло? Почему о выздоровлении сообщили мужу, а не самой пациентке? И наконец, кто не давал Феликсу жить?

Светлана Бардина «Это бред! Можно ли осмыслить безумие?»https://fem-books.livejournal.com/1767850.html. Мой самый долгий долгострой после Агирре, гнева Божия, который уж скоро десятилетний юбилей отметит. Кроме шуток. Мама утверждает, будто я потому столько мурыжила скромную, в общем-то, брошюрку, что уж больно неблаговидна бумага, на которой она напечатана. Нос вытащили - хвост увяз, хвост вытащили - нос увяз. Шрифт крупный и поля нормальные, так бумага точнехонько займёт экологическую нишу между обёрточной и сортирной. Зато содержание не подкачало! Особливо с учётом того, какая зашуганная золушка у нас философия медицины.

Пенелопа Фицджеральд «В открытом море»https://fem-books.livejournal.com/1768138.html. Джулиан Барнс иногда проявляет возмутительную узколобость. Offshore не следует бранить даже для того, чтобы воспеть дифирамбы последовавшим шедеврам Фицджеральд, тому же The Blue Flower,столь эмоционально отрецензированному мною несколько месяцев назад.К переводчице моё отношение, увы, не изменилось. Тем не менее гип-гип ура, что звезду британской литературы вообще на русский запереводили. Ещё вчера парочка рассказиков в разрозненных журналах, а ныне собрание сочинений нарисовывается. Во всяком случае, первых два тома есть, лиха беда начало.

Ива Прохазкова «Бабушка с крылышками» – перевод почему-то с немецкого, хотя сказочница – чешская, пражская. Рассчитывала Эмиле почитать, но ей рановато, как и «Мисс Черити». Лучше рассчитывать на младший школьный возраст, а то и на средний... На первый взгляд кажется, что тебе выпала громадная удача, раз у тебя мама принцесса, а папа придумщик игр. Но на второй взгляд удача уже как будто поменьше, а на третий взгляд совсем крошечная удачка. Махонькая, бедненькая удачечка. С «Бабушкой с крылышками» ситуация обратная. На первый взгляд обычная, без двойного дна и скрытых смыслов милая фантазийная история, а вот на второй... и особенно на третий... https://fem-books.livejournal.com/1770628.html

Гейл Ханимен «Элеанор Олифант в полном порядке» – Госпожа Бриджит Джонс, извольте подвинуться, Элеанор Олифант грядёт. Мода на добродушных безобидных чудачек приносит свои плоды, и бестселлерами становятся, казалось бы, непроходимые абсолютно работы. Ханимен дебютантка. Это заметно до такой степени, что даже мне. Публика пресытилась рассчитанной мастеровитостью, переела шедевров и захотела селёдки с луком? Аллюзии на всё, от Битлз до Бронте, торчат как булавки из шитья... Странным образом восприятию они не мешают, как не мешает и невероятно комичная психотерапевте спасибо из машины вместо бога, экое кири-куку, неуклюжий книксен Берил Бейнбридж и Ужасно большому приключению - тысяча извинений, если наспойлерила. Какое будущее суждено романистке? Теряюсь в догадках.

Ирена Доускова «Будь Жегорт»</b> – образцово гармоничный, стилистически цельный концентрированный тихий ужас. Детство в советской Чехословакии, в которое мы так алчно погружались у Ярунковой, Адловой, Коларовой, Сантаровой и других корифеек жанра, оборачивается довольно противной изнанкой. Ребёнок как свидетельница «взрослого мира»: самоубийств, разгула, семейных дрязг и скандалов в профессиональной среде. Дочка, бегающая маме, отчиму и гостям за вином. При этом никакой маргинальности, родители Хелены Соучковой (и Ирены Доусковой, похоже) благополучные актёры репертуарного театра, не какие-нибудь Шмаги и Несчастливцевы. Тот случай, когда сделано превосходно, но закроешь книгу, и сразу острое желание проветрить комнату, а самой прогуляться по холодку: https://fem-books.livejournal.com/1770628.html

Петра Соукупова «Кто убил Снежка?» – вот тоже и дельно, и смело, и отточено стилистически, но при чём тут младшая школа, скажите на милость? Слабо представляю, как этот текст интерпретирует первоклашка. Да и второклашка, и третьеклашка. И четвероклашка, ежели на то пошло. Дело ведь не в задушенных котятах и курах, и не в убиенных Снежках, тем более Снежок знатный террорист. Дело в другом – в том, что побудить общаться с собственными соседями, рядом с которыми растёшь, может лишь чья-нибудь, хоть и Снежкова, трагическая гибель. Как детектив книжка построена непросто, хоть и не слишком усложнена. Я мало-мальски задогадывалась, кто убивец, только ближе к финалу: https://fem-books.livejournal.com/1770628.html

Томи Адейеми «Дети крови и костей» – в жанре «по рытому бархату и шемаханскому атласу бескомпромиссным швом «вперёд иголку»». Зачем было устраивать такой пир фантазии, обрисовывать бегло и сухо такую многослойную коврово-пёструю, шумную ойкумену, чтобы на фоне этих блистающих декораций разводить гибрид «Голодных игр» с альбомом-выставкой «О пионерах-героях», да заодно амурную линию в духе Чарской, как будто бы без амурной линии никак нельзя? Экстатические рукоплескания, дескать, новая Роулинг явилась, отметаются как несуразные. Впрочем, Адейеми очень молода ещё, не захвалили бы – далеко пойдёт. https://fem-books.livejournal.com/1772335.html Это трилогия, впереди ещё два тома. Мне их пока неохота. Однако путь вещей подвержен переменам...

Татьяна Щепкина-Куперник ««Дни моей жизни» и другие воспоминания» – стохастически в предновогодних попыхах схватила с полки на старой квартире. У меня половина библиотеки на старой квартире, бываю там набегами и время от времени выхватываю что-нибудь из шкафа. Обычно не жалею. Не пожалела и в этот раз. Никто не будет утверждать, что Щепкина-Куперник там великая, гениальная, немазаная-сухая, никто не станет доказывать, что у неё судьба сложилась исключительно, необычно, сверхъестественно... В сущности, стандартная же биография женщины в литературном мире конца XIX-начала XX, если, разумеется, в тот период у женщины в литературном мире могло быть что-то стандартное. И тем не менее – как читается. Как читается! Если есть потребность отдыха за мемуарами, горячо рекомендую. Поскольку самая пора за мемуарами именно отдыхать.