April 30th, 2017

кот

О сверхсимуляции: когда пересол на спине

Чем больше я погружаюсь в "Классиков и психиатров", тем чётче убеждаюсь, что классикам психиатры противопоказаны. В заключение И. Сироткина задалась вопросом, который под конец напрашивался и у меня: а что нового, собственно, сказали авторы многочисленных патографий, иначе: биографий болезни, о писателях, которые и без того находятся под прицелом критиков, историков, литературоведов? Нового, увы, исчезающе мало. Гораздо более значительное место занимают шаблоны и стереотипы, достойные городских сплетников. Только сплетник скажет "ох и влюбчив Александр Сергеевич", а врач заявит:
- Пациент П., по всей очевидности, болезненный эротоман гипергонадального типа. Гипертрофия половых желёз у него, простыми словами.
Творцу "Евгения Онегина" повезло менее всех. Если с Гоголем или Достоевским "всем всё было ясно", то психиатрическое отношение к Пушкину колебалось вместе с общественным мнением. Пушкина сбрасывают с парохода современности - отлично, психиатры вдогонку лепят ему разнообразные диагнозы, из которых психопатия - ещё самый безобидный. Пушкина возвращают на пьедестал и возвеличивают - эчеленца, прикажите! те же психиатры назовут его идеалом душевного здоровья. Ясно, что мы настолько расширили сферу применения понятия “обсессивного дискурса”, что поневоле рискуем прийти к парадоксальному выводу, что любой дискурс является обсессивным [В. Руднев. Обсессивный дискурс (патографическое исследование)]

Но если психиатрия затрудняется объяснить взаимоотношения классика с миром и собственной личностью, то отношения классика с психиатрией вполне подвластны её пониманию. Вот рассказ М. Малич, жены Даниила Хармса, как этот неподражаемый поэт проходил военную экспертизу.

Collapse )

Марина Малич в простосердечии своём считает, что Хармсу удалось ввести докторов в заблуждение и симулировать шизофрению, которую ему в итоге и диагностировали. В ту же ошибку впадают нередко и биографы. А между тем понятно, что обмануть опытную специалистку таким наивным образом невозможно. Она ни на минуту не поверила, что Хармс действительно видел птичку. Но и притворство притворству рознь. Если человек психически болен, это ещё не значит, что он не станет симулировать! Так, описано явление сверхсимуляции: демонстрируется симптоматика, не свойственная имеющейся болезни, не совместимая с нею. По определённым качествам - нарочитости, вычурности этой симуляции - врач неминуемо придёт к диагнозу шизофрении. Что в случае Хармса и произошло...