September 13th, 2015

кот

Get Me Out, одиннадцатая глава, третья часть

Но почему же столько шуму вокруг решения некоторых представителей хомо сапиенс вернуться назад к природе и разрешаться от бремени, как разрешаются наши сёстры млекопитающие: без тревог, расслабившись и — зачастую, хотя не всегда — в одиночку? Философская база вольнорожающих состоит в том, что самки человека рожают легче, если, подобно своим родственницам по отряду приматов, находятся в расслабленном состоянии, и если — опять-таки подобно приматам, - не обвешаны датчиками и не окружены хлопотливой толпой врачей и акушерок. Вам такой подход не напоминает точку зрения Элизабет Бинг, основательницы Ламазовского общества? Практически идентичен, не считая одиночества. Да, Бинг и её последовательницы призывали рожениц в первую очередь к спокойствию! Различие, причём фундаментальное, заключается в том, что пропагандистки естественных родов поощряли родовспоможение без лекарств, но с помощью и поддержкой.

Collapse )

Вольнорожающие настаивают: если зачатие — это сексуальный опыт, то и рождение должно являться таковым. На первый взгляд этот девиз полон смысла, но по зрелом размышлении звучит сомнительно. И приготовить обед, и съесть его — кулинарные впечатления, но совершенно различные по сути и духу. Аналогично, зачатие осуществляется в постели с любимым человеком, что сопровождается, скорее всего, подъёмом духа и, возможно, стремлением создать семью. Впрочем, остаётся вероятность, что вы зачинаете в клинике планирования семьи, и семя вводят в ваш организм посторонние лица в белом халате. Девять месяцев спустя, сильные спазмы сотрясают вашу матку, и влагалище растягивается до неестественных пропорций. При этом вы скорее всего окружены толпой зевак, которые официально именуются помощниками в родах, и периодически какой-нибудь незнакомый субъект лезет пальцами вам во влагалище. Забеременеть можно романтически, но родить — как угодно, только не романтическим образом.