April 7th, 2015

кот

О бедном эгоизме замолвите слово

А я всегда говорила: все беды от того, что из школьной программы пропал роман «Что делать?» Чернышевского. Да, с литературной точки зрения это слёзный источник фраз наподобие «Долго они щупали бока одному из себя». И то хлебушек, хоть повеселиться. Нельзя забывать и о том, что Николай Гаврилович сознательно затемнял и осложнял текст, чтобы запудрить мозги цензуре. И если это запудривание удалось в отношении искушённых и проницательных сотрудников цензурного комитета, - каково придётся наивным школьницам? Но сама теория разумного эгоизма, при всей своей узости и ограниченности, здорово бы поддержала молодое поколение на фоне практик навязанного альтруизма.

Да, над Чернышевским можно пакостно похихикать, ведь он проигнорировал надстройку и объявил основой всей деятельности человека материальную заинтересованность. А с другой стороны — должен же был кто-то замолвить слово о материальной заинтересованности! Что в ней такого уж искажающего? Если уж мы заговорили о русской классике, вот Фёдор Михайлович Достоевский написал роман «Игрок» на заказ, за деньги. Какой ужас! Но тем не менее любая страница романа «Игрок» лучше десяти томов дремучей графомании, пусть беспримесно сотворённой по зову души. Зов души ещё никого ни от чего не гарантировал. Это первое.

Collapse )

Этот стереотип, помимо очевидных следствий материального характера, вызывает ещё и потерю способности воспринимать и различать свои потребности, причём как виды, так и степени. Неразличение потребностей по видам: Меня никто не любит, поэтому пойду напьюсь. Или: то ли конституции хочется, то ли севрюжины с хреном. Объевшись того хрену за отсутствием севрюги, с тоской понимаешь: желалось-то конституции. Неразличение потребностей по степени: как у младенца, два состояния: «нормально» и «а-а-а!!». Нуль и минус бесконечность. Причём «нормально» - это диапазон от «седьмое небо» до «еле-еле терплю». И бесконечные попытки впрок наесться, выспаться, наговориться. Скорее, скорее, а то отнимут в жертву общественному. «Всем не хватит! Всем не хватит! Всё — дефицит!» Как низводит и курощает железобетонная уверенность окружающих в том, что ты должна чем-то жертвовать? Поймут только те, кто это пережили.