April 2nd, 2015

кот

О бездуховности

Другими словами, о том, как нелегко жить без духовки. И чтобы этот факт себе уяснить, надо было получить на придачу к квартире плиту со сломанной духовкой. Вернее, сломан не сам "шкаф", а преподобная ручка, которой регулируют режим. Не было гвоздя - подкова пропала, и так далее, до слов:

Оттого что в кузнице работал разгвоздяй!

В итоге мы не готовим:

- печёную картошку в мундире;
- печёную картошку без мундира;
- печёную картошку ломтиками;
- лазанью;
- каннеллони (впрочем, я их редко осиливаю);
- печёные баклажаны и перцы, которые всё равно никто не ест, кроме меня;
- пшённики, лапшённики, пшённицы и лапшённицы (с) Мельников-Печёрский;
- овощные запеканки, им же несть числа;
- фаршированные овощи;
- мясной хлеб;
- мясо в горшочке;
- перловку в горшочке, что актуально, ибо перловку на плите замаячишься варить;
- рыбу в фольге;
- печёную айву;
- ачму;
- лук по рецепту из журнала vespro;
- греческий пирог спанакотиропита;
- кугель;
- и самое злопохабное, никакой выпечки. Светлое Воскресение будем встречать с покупным куличом, который осыпан полусъедобным сладеньким стеклярусом.

Очень хочется чего-нибудь испечь. Очень-очень.