September 16th, 2014

кот

Весёлая беседушка

Позавчера я разговорилась с пожилой женщиной
- Восемьдесят восемь! -с гордостью приосанилась она. - Все говорят: я не выгляжу, не выгляжу на восемьдесят восемь. А я и действительно не выгляжу. Я внутри себя чувствую на восемьдесят восемь. Замирает всё так. Как будто бы останавливается. Внутри. Но я себя заставляю - на одной силе воли. А ведь мне восемьдесят восемь лет внутри.

Дама оказалась кремень, работать перестала только в шестидесятилетнем возрасте, после того, как на трудовом посту перенесла инфаркт. А работала не кем-то, а ведущим конструктором в "ящике", которых по городу немало. При этом в партии, по собственному утверждению, не была ни дня. Неоднократно ей предлагали вступить в КПСС, но она всегда отнекивалась:
- Вот сейчас, Такой-то Такойтович, я всё могу говорить, что вижу: и что один плохо работает, и что другой берёт себе задания, с которыми технически не может справиться, базы нет, и что надо делать, чтобы эта база появилась. А если я стану членом партии - я уже ничего этого говорить не смогу. Надо мной будет партийная дисциплина.

Мы очень мило пообщались, однако под занавес конструкторшу понесло со штихелями по поводу политики:
- Я всегда хорошо разбиралась в международном положении!

Осведомившись предварительно, не украинка ли я (я ответила как есть), старушка расписала мне под орех национальный украинский характер. Несколько раз настойчиво повторила:
- Там к власти пришли фашисты! Фа-шис-ты!
Заговорщически:
- Но наш президе-е-ент пытается всё вернуть как было...

_ Превозносят Черчилля, Рузвельта, кого угодно. И забывают! Что выиграна война только благодаря Сталину. Ста-ли-ну. И нашему терпению...
И венцом всего:
- Мы, русские, очень терпеливые! Всё стерпим. Всё вынесем.. И вот только...Эта перестройка - испортила наш народ. Уже терпеть никто ничего не может. Или не хочет.

А я вот, знаете, всё думаю. не такое уж великое достоинство эта хвалёная терпеливость. Если от терпежа кому-нибудь и хорошо, то уж никак не самим терпеливым... А что люди разучиваются терпеть, я могу только одобрить подчас. Даже пословица специальная есть:

На дурака вся надежда, ан дурак-то и поумнел.