March 29th, 2014

кот

А про главное-то я и забыла!

С вечера четверга Сайка у нас дома. В смешной обтягивающей попонке, хоть под черкасское седло. Аппетит прекрасный, лоток без промаха, мяуканье тонкое и протяжное. Кошка - сопрано. А что касается мурлыканья, прежние высоты оказались жалкими пригорками перед тем Эверестом кошачьего вокального искусства, который имеет место быть у нас в санузле, стоит туда зайти человеку.

Обычно Саечка встречает посетителей, царственно восседая, простите за подробность, на крышке унитаза. Но соблюдает этикет: встаёт навстречу и исполняет краткий танец под собственное пение, выпуская длинные когти и перетаптываясь. Я усердно её глажу, Сайка трётся об ноги, а ревнивый Фенюха-кот потом кусает за колени, пахнущие посторонней кошищей-узурпаторшей. В целом они относятся друг к другу довольно спокойно, ни один, ни другая не караулят под дверьми, не шипят и вообще карантин не нарушают. Но вот вид ползущего младенца в подгузнике поверг нашу маркизу в полный мозговой ступор. Если бы она могла сказать "мамочки!", она бы непременно сказала. А так пришлось всего-навсего зашипеть, распушить хвост  и поднять дыбом шерсть на щуплом загривке.

Кстати, о хвосте. Давным-давно мне преподали науку, как отличить домашних кошек от бесхозных. У хозяйской хвост поленом, а у недомашней хвост соплёй. И действительно, когда мы нашли Саечку, хвост её не вызывал особого почтения. Тонкий, узкий, он висел именно что соплёй и был прискорбен. Так вот, едва десять дней кошка дома, а хвост уже можно распушать. Надеюсь, постепенно он обретёт сходство с поленом.