October 15th, 2013

К каблучно-юбочному вопросу

Часто спрашивают, что такого дискриминационного в женской одежде. Ведь это так красиво - летящие юбки! высокие каблуки! тонкие шелковистые чулочки! Я сама не отказываю себе в нарядах, а интерес к европейскому фольклору диктует и склонность к европейской народной одежде, предполагающей некороткие платья и юбки. Но дискриминация остаётся дискриминацией.

Когда я повышала квалификацию в МАПО, на кафедре медицинской психологии преподавательница рассказала такую историю. Ей приходилось по работе участвовать в психологической экспертизе детско-родительских отношений, и она заметила, что львиная доля заключений, предлагающих определить дом отца как основное место проживания  ребёнка, исходит из одного определённого центра. Задалась вопросом: почему? Механика оказалась несложной.

Отец, желающий отсудить ребёнка у бывшей жены, обращается в этот центр. Проводится психодиагностическое обследование и детей, и взрослых, а кульминацией его становится эксперимент: как взаимодействуют  ребёнок и родитель в игре. Игра же проходит в сухом бассейне, наполненном пластмассовыми шариками.

А теперь представьте, как чувствует себя среднестатистическая россиянка, да ещё и принарядившаяся для выхода в присутственное место. Туфли на каблуках и сухой бассейн несовместимы, нет иного выхода, как разуться. Подол задирается выше пояса, демонстрируя бельё. Капроновые чулки скользят. Шарики проникают  за вырез блузки. Косметика размазывается, причёска растрёпывается. Возможна ли в этом состоянии спонтанная, приносящая удовольствие, весёлая игра, которая по условиям эксперимента и требуется? Безусловно, нет! Как играть с ребёнком, если тебе стыдно и неудобно донельзя?

Среднестатистическому же россиянину, дабы продемонстрировать свои отцовские чувства в сухом бассейне, достаточно снять пиджак и галстук. Со всеми вытекающими последствиями.