October 9th, 2013

Чего-то я в жизни сей не понимаю

В "феминистках" идёт активное обсуждение, имеет ли право женщина объявлять на всю страну с телеэкрана, что не любит своё дитя, досадует о его рождении и жалеет, что не сделала аборт. То есть понятно - все мы и каждая из нас вправе говорить о своём опыте, обсуждать его. Понятно и то, что любовь, будь она дружеская, супружеская или родительская, по команде не приходит. Ну, нет любви, на нет и суда, как говорится, нет. Не притворяться же, не симулировать пароксизмы материнской нежности! Зато можно совместно построить честные позитивные отношения...

И вот отсюда и далее меня начинает накрывать. Вот прост-таки предстаёт перед внутренним оком - отец или мать берут на ручки ребенка лет этак четырёх-пяти и выкладывают начистоту: Дорогое дитя, жизнь сложилась так, что я не испытываю к тебе чувства родительской любви. Как говаривал старик Перлз, если мы не встретились, этому нельзя помочь. Но не сомневаюсь, что мы с тобой сумеем построить честные позитивные отношения!

Оставим за скобками вопрос, что из этой рацеи "дорогое дитя" в состоянии усвоить. Хотя вопрос, конечно, интересный: когда лучше ставить отпрыска в известность, что не любишь его? Ближе к школе? В подростковом возрасте? Или с первого дня петь старинную русскую колыбельную "Бай-бай да люли, хоть сегодня умри"? Соль, впрочем, в другом. Природа распорядилась, увы и ах, так, что человеческий детёныш рождается, к сожалению, нимало не способным к построению честных позитивных отношений. Ведь само понятие честности социально, а просоциальность не врождённа. По крайней мере, не настолько врождённа, насколько это казалось Декарту.

Кстати, о Декарте. Ему приписывают афоризм: Тот хорошо жил, кто хорошо скрывал. И бывают моменты, когда я готова с ним согласиться. Выкладывать подробности своего семейного уклада на публике - может быть, недурной тактический ход, но всегда дурной стратегический. Вообще, с точки зрения дискуссии, а на пресловутой передаче собрались как раз для дискуссии, пустое дело апеллировать к собственным переживаниям. Получается русский спор на да и нет. Как мы с бабушкой в далёком детстве:
- Бабушка, я не люблю скользкий суп!..
- Нет, любишь, ты просто не понимаешь!.. - и ложку в рот.
Сводить решение наболевшей общественной проблемы к подобному диалогу не есть конструктивно. Представьте, спросили бы министра советского здравоохранения, отчего такие презервативы в СССР дрянные, а он бы в ответ час рассказывал, что  терпеть не может презервативов и вообще, кроме онанизма, ничем не занимается. Права делиться опытом у министра никто не отнимал. Но способен ли он просчитать и принять риски?

Это частый манипулятивный ход. А покажи, оппонент, молочные железы! А сам-то ты пил/курил/кололся/любишь/ не любишь? Да какое их дело, ёлки-палки, собрались обсуждать не оппонента, а проблему. Андреа Дворкин, которой в мастерстве ведения диспута никак нельзя отказать, принципиально не обсуждала личную жизнь как свою, так и оппонентов. Я брала бы с неё пример, кроме шуток. А уж чувство к ребёнку или отсутствие оного - дело интимное, допускать к этим переживаниям всю аудиторию Первого канала не то что рискованно, а сверхрискованно. О каких честных отношениях можно толковать, если всей России уже признались в нелюбви, а нелюбимой [кто б усомнился, девочке] - не признались?

Да и прямо спрошу: честные позитивные близкие отношения - разве это не определение любви?