Ольга Майорова (maiorova) wrote,
Ольга Майорова
maiorova

Categories:

Get Me Out, тринадцатая глава, третья часть

Ответьте, что есть человек? Сначала — атом,
Ожидающий другого атома во чреве;
Увы, зачастую он проклят злой судьбой
И находит себе не приют, а могилу.
Опечаленный этой мыслью, со слезой во взоре
Великий сын Эскулапа, Марион Симс,
Нисходит и приносит свой изобретательный гений,
Защитные тампоны или сверкающий гистеротом [основной инструмент гинекологической хирургии]
Раскрывает сжатые каналы и проходы
И провожает сопротивляющийся сперматозоид домой.
Далее происходит желанное единение,
Тайна, которая невидима человеческому оку.
О Симс, если этот способ окажется негодным, ты стяжаешь славу
Иным путём и поможешь потомству появиться
Учёным перстом, исследовательским микроскопом,
зорким гинекологическим зеркалом.
Благодаря тебе, волшебник, эфирный наркотический сон
Будет царить не только в операционной, но и на супружеском ложе.

А ведь Симс проводил жесточайшие эксперименты на живых женщинах-рабынях! Без обезболивания он штопал и перештопывал их влагалищные стенки — и общественность почтительно молчала. Но стоило ему войти в супружескую спальню, чтобы помочь забеременеть от законного супруга женщине, желающей забеременеть, (белой женщине, !заметьте!), как врачи вознегодовали. И ведь не сам эксперимент, а именно замечания восприимчивого ко всему новому Симса о деторождении вызвали у медицинского сообщества ярость. Женщина, забеременевшая под наркозом, противоречила древнейшему представлению о том, что для появления потомства необходимы множественные оргазмы. Меж тем Симс развенчивал это заблуждение и писал, что если бы приятный секс был необходим для обзаведения детьми, люди бы давным-давно вымерли. «Не имеет значения, насколько неуклюжим и неудовлетворительным был акт совокупления,» - подчёркивал учёный, «но коль скоро семя с правильно функционирующей силой оплодотворения попало во влагалище в надлежащий момент, оплодотворение возможно».

Кроме того, Симс вёл статистику успехов и неудач, на наш вкус, ужасающую. Одна его пациентка, которую он считал «успехом», забеременела после десяти попыток, причём на четвёртом месяце беременность закончилась выкидышем. Проблема состояла ещё и в том. Что определить, когда у женщины овуляция, тогдашняя наука была не способна. Случалось, что Симс вводил сперму, когда пациентка менструировала.
Впервые донорская сперма была упомянута публично в 1909 году, при описании оплодотворения, которое произошло двадцать пять лет назад. Согласно доктору Эддисону Дэвису Харту, его наставнику, д-р Уильям Пенкост выбрал для получения образца спермы самого красивого на медицинском факультете студента. Своей супруге он никогда не сообщал, что она была оплодотворена чужим семенем. Введённая в заблуждение, женщина считала, что муж лечит её от бесплодия каким-то новым способом. Некоторые историки выдвигают гипотезу, что донором стал сам Харт, автор статьи, - по той причине, что он знал мельчайшие подробности эксперимента и добавил в статью фразу, что сперма была взята от наиболее привлекательного мужчины на факультете. Так или иначе, сам Пенкост не опубликовал свой опыт, очевидно, желая, чтобы он сохранился в тайне.

Торговля спермой всегда делала выбор в пользу самых красивых и умных мужчин, этот лабораторный подход характерен для процветавшего евгенического движения, которое имело и своих сторонников, и своих критиков. Уже упоминавшаяся Франсис Симор, врач из Нью-Йорка, применяла при искусственном оплодотворении только сперму мужчин с высоким коэффициентом интеллекта. В 1935 году она согласилась работать с университетским профессором и его женой, потому что «его коэффициент интеллекта превышал сто сорок баллов», что причисляло его к категории гениев. Тем самым «дети... были бы весьма предпочтительны». В следующем году Фред Хог в статье для Лос-Анджелес Таймс назвал эксперименты Симор и других медиков с донорской спермой «омерзительными». Или, как он выразился, «семнадцать детей, рождённых вне брака! Кто будет ответственным за материальную поддержку этих семнадцати малышей? Каково будет социальное положение матерей этих незаконнорожденных? Позволят ли этим детям родиться или поведут аборт исключительно в интересах науки, тем разделавшись с ними окончательно?» Даже в двадцатом столетии критики называли младенцев, явившихся на свет благодаря искусственной инсеминации «искусственно сделанными ублюдками». Недаром считается что «Дивный новый мир» Олдоса Хаксли, изданный в1932 году, был не столько пророчеством, сколько предупреждением.

Годами секретный спермобизнес обращал на себя внимание критиков, которых волновало отсутствие этического и юридического обоснования. В 1947 году В Нью-Йорке был принят кодекс здоровья, согласно которому собирать, покупать и продавать сперму имели право только врачи. В 1954 году суд Иллинойса постановил, что использование донорской спермы должно считаться адюльтером. В 1981-ом законодательное собрание Висконсина пыталось протолкнуть закон, запрещающий врачам осуществлять искусственное оплодотворение любой женщине, которая может оказаться зависимой от государственного пособия. Губернатор штата наложил на закон вето.

Первое рождение от замороженной спермы было зарегистрировано в 1953 году. Историки Синтия Дэниэлс и Дженет Голден утверждают во всесторонней статье, посвящённой историикоммерческого искусственного оплодотворения в «Журнале социальной истории», что возможность замораживать биоматериалы плюс скоростная почтовая доставка помогли торговле спермой развиться из предприятий местного значения во всепланетный бизнес. Началось с десяти банков в США в 1969 году, она расширилась до ста тридцати пяти заведений уже к концу восьмидесятых. И ведь эта индустрия никак не регулировалась. Основная масса клиентов были гетеросексуальные пары, состоящие в браке. Несколько банков работали с лесбийскими парами. Один рекламировал уникальный продукт — сперму гениев.

Несколько случаев ВИЧ, выявленного в донорской сперме, коренным образом изменили индустрию. Скрининг доноров на ВИЧ и прочие заболевания был дорог и отсеял мелкие фирмы. Как считают Дэниелс и Голден, современная торговля донорской спермой играет по тем же правилам рубежа веков, завязанным на евгеническом образе мыслей, который эксплуатирует миф, что якобы желательные качества личности передаются генетически, а не социально, а также — что черты определённой расы и класса являются наиболее универсальными и желательными для всего человечества.
Калифорнийский криобанк — это целая вселенная спермы. Он похож на декорацию к кинофильму, даже на заднем плане слышится музыка: «Дождь идёт, аллилуйя!» Доноры приходят мастурбировать дважды в неделю. Их сперма — тысячи и тысячи пробирок — замораживается и упаковывается для пересылки по всему миру.

Доктор Кэппи Ротман — главный спермобанкир этого заведения. Его дом на холмах Лос-Анджелеса напоминает особняк Вуди Аллена из фильма «Спящий»: стерильно белый, ультрасовременный, только оргазмотрона в углу не хватает. Вместо этого прибора доктор Ротман украсил своё жилище скульптурами пенисов, настоящими пенисными костями животных (да-да, многие млекопитающие имеют в половом члене кость!) и впечатляющей коллекцией забавных сувениров, связанных с пенисами. Я-то думала, это игрушечные китята выстроились в ряд на книжной полке, а это оказались симпатичные сперматозоилы, подарок от конкурирующей фирмы — криобанка «Фэйрфакс». Ещё у доктора Ротмана в коллекции найдётся ручки с пластиковыми сперматозоидными хвостиками, мыло со спермой и конфеты «Дик-Так» в форме полового члена, причём коробочка, в которой они хранятся очень похожа на упаковку леденцов «Тик-Так». И это я перечислила малую часть коллекционных сокровищ.
Сам Кэппи Ротман — представительный мужчина с седой эспаньолкой, с едва заметным брюшком и в огромных чёрных очках. То ли очки старомодные, то ли — ультрамодное ретро. Ему около семидесяти, но выглядит он лет на десять моложе, любезен, разговорчив. Родом он из Бронкса, но его медлительная льющаяся речь приводит на память скорее не Нью-Йорк, а Лос-Анджелес. Доктор Ротман разговаривает, будто играет в ассоциации, перескакивая с предмета на предмет без особой причины. Вот только что он вспоминал о периоде становления бизнеса банков спермы, и вот уже демонстрирует фотографии своей новой нью-йоркской квартиры, потом живописует план японского садика с водопадом, который собирается разбить, и вдруг переходит на годичный цикл медицинских исследований эрекции, в которых участвует, после чего, опять же без связи со всем вышеизложенным, сообщает, что пожертвовал три пробирки спермы для лотереи общекалифорнийского праздника геев и лесбиянок. Сперма, безусловно, не его собственная. Победитель или победительница получат право выбрать любые три образца из безграничных запасов Калифорнийского криобанка. А ведь каждая пробирка стоит около тысячи долларов!

У доктора Ротмана есть в компьютерной записи французский документальный фильм, который он любит просматривать в скоростной перемотке. Одни говорящие головы, субтитров нет, так что, если вы не знаете французского, то ни за что не поймёте, о чём вещают с экрана. Однако, стоит на экране появиться доктору Ротману, который говорит по-английски, как мой собеседник немедленно включает нормальную скорость, и вашему взгляду предстаёт уникальное зрелище: доктор Кэппи Ротман пристально разглядывает доктора Кэппи Ротмана, который говорит слово в слово то же самое, что доктор Кэппи Ротман говорит всегда, любому посетителю.
Tags: get me out
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Список книг, февраль 2021 года, часть первая

    Хороших новостей нет, плохие пересказывать неохота, поэтому собираюсь заниматься любимым делом: рассказывать о прочитанном. Тем более на дворе…

  • О дне космонавтики

    Меня сегодня дочь огорошила вопросом: а как празднуют день космонавтики? Сейчас — юбилей же, шестидесятилетие — они и на труде ракету клеили, и на…

  • Нам задают вопросы

    Национальный центр когнитивных разработок и Институт дизайна и урбанистики Университета ИТМО (матушки, как пышно!) предлагает анкету для тех, кто…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments