Ольга Майорова (maiorova) wrote,
Ольга Майорова
maiorova

Categories:

Get Me Out, тринадцатая глава, вторая часть

Сперма поразительно сложно устроена. В отличие от яйцеклеток, которые заложены в организме девочки задолго до её рождения и вводятся в действие поодиночке, пока не закончатся, сперма производится постоянно на замысловатой и хитро придуманной внутренней фабрике. Семяпроизводящая машина начинает работу в подростковом возрасте. Количественные различия внутри вида очень значительны. Согласно одной интригующей теории, самые большие количества спермы — у тех видов млекопитающих, которые наиболее склонны к промискуитету. Предполагается, что если самка совокупляется с несколькими партнёрами, самцу, чтобы победить в этом соревновании и дать потомство, приходится, что называется, побеждать числом. Доктор Шерман Зилбер, микрохирург и эксперт по мужским половым клеткам из больницы Св. Луки в Сент-Луисе, считает эту точку зрения верной. ОН приводит в пример быков и шимпанзе, самки которых ведут себя весьма свободно, спариваясь с любым попавшимся самцом. Могучие самцы этих видов за эякуляцию выбрасывают до миллиарда живчиков — едва ли не рекорд во всём животном царстве. А вот, например, моногамный гусь живёт всю жизнь с одной верной гусыней. Тестикулы у него крохотные, а сперматозоидов немного. «Что уж говорить о гориллах!» - эмоционально восклицает Зилбер, - «Вот где тихий ужас!» Гигантские обезьяны живут в полном единобрачии, а за одну эякуляцию теряют менее миллиона сперматозоидов. Зилбер утверждает, что чем дальше человеческое общество движется к абсолютной моногамии, тем меньше количество сперматозоидов у среднего мужчины. Не все разделяют его мнение. Некоторые учёные винят в понижении качества спермы ухудшившиеся экологические условия, а кое-кто сомневается, что количество сперматозоидов вообще снизилось за исторический период. [Примечание: Должна особо подчеркнуть, что теория промискуитета если и верна, то только для вида, не для индивидов. Один учёный рассказал мне, что были сообщения: у мужчин, склонных к моногамии, количество сперматозоидов меньше, чем у полигамов, что, возможно, косвенно подтверждает теорию промискуитета.. Вот не верю, и всё тут. Это они специально говорят, чтобы жёны мужчин с ослабленной спермой не слишком расстраивались].

В среднем мужчина вырабатывает около двухсот миллионов сперматозоидов за эякуляцию и затем восполняет запас. Формирование мужской половой клетки занимает приблизительно 64 дня, при этом всегда присутствуют сперматозоиды на любой стадии развития. Невзирая на эти гигантские числа, немногие живчики имеют шанс добраться до яйцеклетки и тем паче проникнуть внутрь неё. С точки зрения женщины, успешное «супружество» сперматозоида и яйцеклетки похоже на свидание, различимое только в микроскоп. На пути к вожделенной яйцеклетке отсеиваются полчища неудачников. То и дело с дистанции входят фавориты гонки. Одни сбиваются с курса, другие застревают, и все двигаются крайне медленно. Сперматозоиды плывут со скоростью около тридцати микрометров в секунду, и это означает, что до конца данного предложения произвольно взятый живчик доползёт приблизительно за десять минут. К счастью, сила эякуляции придаёт большинству сперматозоидов ускорение, столь необходимое для преодоления хотя бы стартовой прямой. В случае искусственного осеменения старт осуществляется... на финише. Также подстёгивают движение сперматозоидов интенсивные сокращения мышц влагалища. Путешествие до одного края половых путей до другого занимает от пяти минут до часа. В то время как сперма беспозвоночных либо плавает, либо погибает, человеческое семя иногда, если можно так выразиться пробирается к яйцеклетке тайком: сначала дрейфует, а потом, оказавшись возле цели, увеличивает скорость.

Но добраться до яйцеклетки — это ещё полдела. Не один живчик стучится в дверь, а тысячи и тысячи. И лишь один волшебным поцелуем откроет ворота, а остальные останутся ни с чем. Специфические энзимы на головне сперматозоида растворяют оболочку яйцеклетки и делают вход возможным. Это называется акросомальная реакция.
Ни один специалист не скажет вам, какие качества отличают живчиков-оплодотворителей от живчиков-неудачников. Один врач из банка спермы рассказал, что у них принято отбирать для осеменения наиболее резвых «пловцов» и отсеивать тех, которые движутся кругами. Однако эти последние могут оказаться не таким уж барахлом. Не так давно появились исследования, позволяющие предположить, что сперматозоиды имеют рецепторы, так называемые hOR17-4, которые указывают им путь к цели. Каждый живчик фактически обладает системой навигации, которая и ведёт его сквозь половые пути. Таким образом, их зигзаги можно сравнить скорее с движением яхты галсами или слаломом, а не с траекторией пьяного водителя. [Примечание: как и в случае других научных открытий, всегда найдётся учёный, который сто лет назад предполагал нечто подобное. В конце XIX столетия Дж. Марион Симс подметил, что живчики движутся так, будто бы чего-то ищут. В 1939 году д-р Франсис Симор писала, что не стоит судить о качестве сперматозоида по его виду. Её исследования показали, что «индекс плодородия сперматозоида не может сводиться к количеству клеток на кубический сантиметр спермы, к вычислению средней подвижности или другим физиологическим факторам, которые можно выявить при стандартном исследовании под микроскопом». Врачи прежних лет предполагали существование у сперматозоидов неких рецепторов, но только Франсис Симор напала на след, который современные специалисты считают наиболее многообещающим. F.I. Seymour, “Sterile Motile Spermatozoa Proved by Clinical Experimentation”, Journal of the American Medical Association 112, no. 18 (1939):1818]. Джеффри А. Риффелл, нейробиолог из Аризонского университета, представляет это так: у сперматозоида есть своего рода нос, и он носом вынюхивает дорогу к яйцеклетке. «Что особенно интересно», - добавляет он, - «клетки, которые умеют нюхать, то есть обладающие хеморецепцией - это те самые клетки, которые способны к акросомальной реакции. Существует корреляция между способностью обонять и способностью оплодотворять. И удивительно, что одиночные клетки имеют такие изысканные и сложные механизмы, такую уникальную способность к селекции». Доктор Риффелл подозревает, что некоторые сперматозоиды различают тепло и тянутся к слегка повышенной температуре, которой обладает яйцеклетка. Он отмечает, что «рецептор обоняния» - лишь один из целого сложного набора рецепторов «носа» сперматозоида. Никому не известно, чем занимаются остальные рецепторы.

Но даже с такой мощной системой навигации, путешествие мужской половой клетки — это не вояж по ласковому морю, но и сравнить его с броском рыбы через туннель тоже не приходится. Более всего сперматозоид сходен с головастиком, копошащимся в вязком иле. Половые пути женщины содержат густую, тягучую слизь, подводные течения в котором швыряют бедных живчиков во все стороны. Шанс оплодотворить яйцеклетку — это не только вопрос скорости, но вопрос скорости движения во всей этой суматохе. Как поясняют в «Журнале экспериментальной биологии» Риффелл и его коллега Ричард К. Зиммер из Калифорнийского университета, скорость сперматозоида - это отношение скорости плавания к скорости бросков. Эта формула приводит мне на память отбор спортсменов на Олимпийские игры. Если скорость живчика выше скорость потока слизи, то шансы на оплодотворение яйцеклетки именно им повышаются. Сперматозоиды побеждают приливную волну. Если удастся поймать прибой в нужный момент, он принесёт их прямо к цели. Но если не удастся — отбросит.
Существует важная проблема оценки качества спермы. Риффелл задаёт вопрос, идентично ли поведение сперматозоида в действии его же поведению под микроскопом. «Если мы выявляем, движется клетка прямо или кружится, мы имеем в виду поведение клетки под микроскопом. Те, которые кружатся, - они тоже пытаются двигаться нормально, по прямой, но ведь они в ловушке. Клетки, движущиеся прямо, двигаются прямо только потому, что не входят в контакт с поверхностью. Можно догадаться, что это происходит из-за искусственных помех, то есть из-за самого исследования». Иными словами, мы оцениваем качество спермы по неверным критериям.
В четырнадцатом веке испанский врач Арнольд из Виллановы пытался сотворить ребёнка, поместив мужское семя в вазу, имевшую форму женского чрева. Он, как и многие другие его современники, считал, что сперма содержит миниатюрных человечков, которые приживаются и вырастают в матке. Но — не сработало. Другой врач пытался повторить опыт сто лет спустя. Опять же не сработало.

Врачи, стоило им осознать, что женский организм — необходимая составляющая репродуктивного процесса, а не почва для произрастания детей, начали помещать семя во влагалище. В 1785 году знаменитый английский хирург Джон Хантер помог таким образом забеременеть супруге богатого купца. Мужчина эякулировал в колбу, а доктор Хантер с помощью птичьего пера перенёс сперму во влагалище жены. В большинстве случаев медики применяли сперму законных мужей, и — в большинстве случаев — это мероприятие производилось под большим секретом.

В 1867 году Дж. Марион Симс в подробностях описал то, что врачи делали десятилетиями, в книге «Клинические заметки о хирургии матки с особым описанием ситуации бесплодия». Он назвал этот процесс «искусственной фруктификацией». Коллеги были в бешенстве, аудитория — в шоке. Доктор Симс утверждал, что использует огромных размеров стеклянный шприц для впрыскивания семени во влагалище женщины. Этот кошмарный инструмент требовалось вдвинуть как можно глубже и поместить семя в непосредственной близости к матке. Процедура проводилась сразу после супружеского соития. Невозможно не призадуматься, где во время акта любви находился доктор Симс — за портьерой, что ли, прятался? И вот, вообразите, врач входит, шприц наготове, женщина лежит, обнажённая, с раздвинутыми ногами... Будь я молодой супругой из Америки викторианской эпохи, я бы тоже заодно эфиру попросила. Для анестезии. [Примечание: согласно данным Ф.Н.Л. Пойнтера, доктора медицины, бывшего директора Уэллком-Треста Англии, много писавшего об искусственном оплодотворении, работа Симса возмутила американцев и англичан, а французские медики использовали её как исходную точку для широкого обсуждения. В итоге технологии искусственного оплодотворения получили во Франции более широкое распространение.]

«Британский медицинский журнал» счёл работу Симса слишком бестактной для того, чтобы её рецензировать. «Филадельфийский медико-хирургический вестник» процитировал слова Гамлета из сцены на кладбище, чтобы придать обсуждению юмористическую ноту: «На какую низменную потребу можем мы пойти, Горацио!» Medical Times и Gazette of London высмеивали Симса за «унизительное барахтанье в вагине». С точки зрения общественности, лучше было паре остаться бездетной, чем прибегать к таким неподобающим методам обзаведения потомством. «На бумаге описывались многие вещи из тех, что должны были бы покрываться профессиональным молчанием, даже если они приходили на ум и истинным специалистам своего дела. Мы можем только искренне пожалеть, что доктор Марион Симс счёл необходимым публично признаться в том, что практикует такие одиозные методы. Достойнее старинным фамилиям истаять в небытии, нежели продолжиться — но с применением таких унизительных способов продолжения». В следующем выпуске Gazette опубликовала стихотворение, присланное одним из читателей. Называлось оно «Ода доктору Симсу».
Tags: get me out
Subscribe

  • Всех, кто празднует по григорианскому календарю -- с Пасхой!

    Простите, что поздравление несколько запоздало: я вчера весь день пробегала: с утра ради удовольствия, была на экскурсии у уважаемого Сергея…

  • Святого Патрика день

    Валлийской дискотеки у меня не было, а ирландскую уж не стану пропускать. Как раз хотела обсудить, какие песни в 2020 году получили награду как…

  • О харди-гарди

    Мне, видимо, ещё не очень хорошо, потому что сплю днём. И мало того, что сплю, ещё и сны вижу. Сегодня, например, во сне слушала лекцию известного в…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments