Ольга Майорова (maiorova) wrote,
Ольга Майорова
maiorova

Category:

Get Me Out, десятая глава, окончание

Американский колледж акушерства и гинекологии естественных родов после кесарева сечения не одобряет. В случаях, если женщина, в прошлом перенесшая кесарево, настаивает на вагинальном родоразрешении, организация рекомендует администрации больницы иметь «готовую к немедленному действию» хирургическую бригаду. Это означает, что хирург, медицинская сестра и анестезиолог должны буквально стоять рядом с роженицей. Некоторые больницы считают, что такие издержки себя не оправдывают. Исходя из анализа затрат и выгод, если уж хирургической бригаде оплачиваются рабочие часы, выгодно, чтобы в эти часы они не просто стояли, а трудились. Что же касается самой Лесли, она считает, что при прочих равных предпочитала бы естественные роды, но и чрезмерно переживать об их невозможности тоже не собирается. «Дела обстоят так, как они обстоят, и как ни печально, но приходится смириться. У меня нет такого чувства: «О, сплю и вижу, чтобы родить самой!» А вот если не смогу кормить грудью, буду очень расстраиваться».

Специальные приборы регистрируют сердцебиение плода и выводят кардиограмму на экраны, расположенные в родзале и в кабинете медсестры. Это обычная процедура. Многие из тех, кто защищает право на естественные роды, беспокоятся — любой неожиданный пик или провал на мониторе, даже при отсутствии реальных показаний к КС, неумолимо приведёт хирургическую бригаду в действие. Врачи равным образом страшатся, что если с естественными родами что-то пойдёт не так, то показания монитора будут рассматриваться уже в зале суда, где судьи, не имеющие медицинского образования, предпримут попытку отличить ничего не значащий пик от пика рокового. А статистика свидетельствует: после внедрения КТГ (кардиотокографии) кесаревых сечений стало значительно больше. Морин Корри, исполнительный директор организации «Childbirth Connection» рассказывает: особенно ошеломляет тот факт, что женщины сознательно ищут и выбирают те редкие больницы, где КТГ плода не проводится. Саму Корри не на шутку тревожит, что мониторинг сердцебиения — это начало неумолимой последовательности медицинских вмешательств, которые с большой вероятностью ведут роженицу на операционный стол. С того момента, как на женщину накладывают датчики, она вынуждена лежать навзничь на койке, то есть лишается возможности двигаться. Следовательно, течение родов замедляется. Чтобы ускорить течение родов, доктора вводят роженице различные медикаменты, которые, особенно попав в кровь слишком рано и в больших дозах, вызывают ранние и очень сильные потуги, и тут уж на сцене появляется хирург со скальпелем.

Как подытоживает доктор Фредерик Нафтолин, глава исследовательского направления «биология размножения» в Нью-Йоркском университете: «мы сочли этот метод — электронный мониторинг сердцебиения плода — имеющим ряд преимуществ и применяем его повсеместно. А ведь он никогда не предполагал повсеместного применения. Далее, администрация больницы или роддома решает: зачем так много персонала, когда можно просто купить монитор, и монитор сделает работу персонала. К тому времени, как выяснилось, что люди всё-таки лучше заботятся о людях, чем машины, было уже поздно. Опытные медсёстры уже ушли из акушерства в другие отрасли медицины».

В чём смысл КТГ? Выявить рождающихся детей, которые испытывают «стресс», то есть недостаток кислорода, - и, насколько это возможно, ускорить их появление на свет. Метаанализ девяти рандомизированных исследований, включающий 53000 случаев, выявил, что постоянная кардиотокография объективно ничем не лучше, чем выслушивание через стетоскоп время от времени. Доктор Нафтолин приводит в пример несколько исследований, демонстрирующих, что период схваток проходит быстрее и легче, если с женщиной находится заботливые помощник или помощница. «Есть большой смысл, - добавляет он, - в том, чтобы позволить женщине наслаждаться свободой [движения], пока она в состоянии двигаться»...

Когда Виктория “Пош Спайс» Бекхем [певица из группы Spice Girls, чьё прозвище Posh Spice буквально означает «шикарная пряность»] решилась на кесарево сечение без медицинских показаний, как в своё время поступила и доктор Хезелтайн, британские таблоиды вопили: «слишком шикарна, чтобы тужиться!» [в оригинале игра слов, too posh to push]. Этот бойкий каламбур, повторявшийся до тошноты в статьях и сообщениях, подчёркивал якобы высокий статус кесарева сечения по запросу матери. Доктора отмечают, что женщин, сознательно выбирающих КС, не имея к тому показаний — приблизительно 1% от общего числа рожениц. Эта статистика, впрочем, довольно сомнительна. Согласно данным обозрения «Прислушайтесь к матерям», кесарево сечение без показаний выбирает приблизительно одна женщина из 252.

Вместе с тем, внимание средств массовой информации врачей не вдохновляет и даже обескураживает. И Американский Колледж акушерства и гинекологии, и Национальный институт здоровья имеют в своём составе согласительную комиссию, которая решает вопросы с женщинами, настаивающими на кесаревом сечении. Может ли вообще женщина попросить у врача сделать ей операцию? Ответ не очевиден. Доктор Чарльз Локвуд, глава отделения акушерства, гинекологии и репродуктологии Йельского университета, заявляет: «Если некто верит обилию источников, утверждающих, что КС по выбору так же безопасно, как естественные роды, в таком случае он или она имеет обязанность соблюсти независимость пациентки и провести кесарево сечение. Если же врач интерпретирует данные с той точки зрения, что естественные роды в целом безопаснее, то надлежит соблюдать принцип «не навреди», то есть отклонить предложение пациентки». Эхом его рассуждений отзываются и рекомендации Американского Колледжа акушерства и гинекологии, которые предписывают отдать трудное решение самим врачу и будущей роженице. Другими словами, никто не утверждает, что кесарево по выбору — это хорошо, но никто и не берёт на сеюбя ответственность решить, что это плохо. Истина заключается в том, что женщина, имеющая возможность выбирать акушера самостоятельно, выберет именно того, кто удовлетворяет её потребности. Хотите естественные роды? Просто приходите к врачу, который по ним специализируется. Если выбираете кесарево сечение — Гугл к вашим услугам. Интернет-поиск покажет вам, у кого из акушеров высокий процент оперативного исхода родов. Как логично рассуждают адепты акушерской хирургии, если женщина может сама, без особых показаний обращаться за косметическими операциями и получать их, то почему её нельзя обратиться за операцией родоразрешающей?

Не имеет значения, какой срез данных вы рассматриваете; трудно поверить, что треть женщин в принципе не способна к естественному родоразрешению. За последнее десятилетие количество кесаревых сечений возросло до 46% , а уровень материнской и младенческой смертности изменился мало. Действительно ли мы спасаем жизни? И если не спасаем — избавляем ли женщин от тяжёлых последствий родов? В идеале учёным следовало бы выяснить, у каких рожениц более вероятны осложнения в вагинальных родах, каковы характеристики ребёнка, который неминуемо застрянет в родовых путях, - и проводить кесаревы сечения только на этой группе. Не суть важно, насколько технологически оснащены родильные залы — к разгадке тайны родов технологизация не ведёт, а ведёт только к увеличению числа операций.

Доктор Нафтолин считает нужным возродить в медицинских учреждениях коллегии врачей по каждому случаю кесарева сечения. Возможно, обсуждение трудных случаев между коллегами, без участия адвокатов, поспособствует разветвлению дерева решений. В чикагском медицинском центре «Маунтин Синай» проводилась двухлетняя программа исследований. Каждая роженица, в ней участвующая, имеет право перед операцией получить мнение не только лечащего врача, но и стороннего специалиста, установлены строгие критерии для назначения КС, и каждый случай подробно обсуждается. Результаты, опубликованные в «Новоанглийском медицинском журнале» в 1988 году, демонстрируют, что количество кесаревых сечений снизилось с 17,5% от общего числа 1697 родов в 1985 году до 11,5% от общего числа 2301 родов в году 1987.

В чём состоит коварство статистических выкладок, комитетов и справочников — они принципиально не учитывают уникальность каждой роженицы. Слишком много нюансов оказывают влияние на принятие решения между врачом и пациенткой: и размеры ребёнка, и его здоровье, и сколько ещё детей женщина планирует иметь- ведь каждое повторное кесарево сечение увеличивает вероятность осложнений.

К этому следует добавить, что дискуссии о кесаревом сечении — это не просто подсчёт шансов на неудачу. Это вмешательство в саму суть наших представлений о родах. Что для нас актуальнее — процесс или результат? Если вас беспокоит возможность хирургического вмешательства, имеет большой смысл выяснить, верит ли ваш лечащий врач в КС как наилучшее решение всех проблем или просто пытается избежать потенциальных юридических трений.

Снова и снова научные исследования процесса родов показывают нам, как мало мы ещё знаем. Сколько тайн только предстоит открыть, сколько нюансов предстоит учесть. Уже само сознание, насколько нам недостаёт сведений, не допускает внедрения «поточного метода» в акушерство. Почему роды произошли не в тот день, а в другой? Что происходит с нашей биохимией, с самим обменом веществ между матерью и ребёнком, когда роженица испытывает схватки и потуги? Есть наблюдение — но это только наблюдение — что адреналиноподобные гормоны, вырабатывающиеся во время естественных родов полезны для ребёнка. Возможно, они действительно наносят последние мазки на нейрогуморальную регуляцию плода, прежде чем новорождённое дитя появится на свет. Как считает Марси К. Ричардсон, акушерка Гарвардской медицинской ассоциации «Авангард» и преподавательница Гарвардского медицинского училища, «наше восприятие деторождения — это зеркало нашей жизненной философии. Есть одна вещь в нашей культуре, о которой я горько жалею — женщины не в состоянии получить положительный опыт родов без того, чтобы не сдаться под контроль медицинского сообщества, на разнообразные его вмешательства. Материнство начинается с того, что процессом руководит кто-то другой. И это не вдохновляет, сил не придаёт. Я очень много размышляла об этом, но вполне допускаю, что кто-то из коллег скажет: «Да о чём ты, честное слово?» Но... я по-настоящему горжусь тем, что родила сына естественным путём и без обезболивания, а ведь он был весом 9 фунтов 13 унций [Примечание Майоровой: 4450 граммов]. Я помню, как прорезалась головка, как я держала его, лёжа на акушерском столе, и сколько любви было. И так я стала мамой. Я не против кесаревых сечений как таковых, но убеждена в одном: 30-40% кесаревых сечений от общего числа родов — это всё же немножко слишком».
Tags: get me out
Subscribe

  • (no subject)

    Апатия такая, что скоро уже начну фотографировать из окошка закаты и публиковать в ЖЖ. Сегодня, кстати, и закат давали отменный — багровый, полосками…

  • Свежесть андерграунда

    А я ведь вчера ходила -- охти мне, чуть не написала «на экскурсию», а на самом деле молодые участницы и участники объединения artofintrovert…

  • Орехово: где поесть?

    Вот она, наша мухоморная клумбочка: Правда, прелесть? Кстати или некстати, а попросили рассказать, чем мы там питались. Уж конечно, не…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 52 comments

  • (no subject)

    Апатия такая, что скоро уже начну фотографировать из окошка закаты и публиковать в ЖЖ. Сегодня, кстати, и закат давали отменный — багровый, полосками…

  • Свежесть андерграунда

    А я ведь вчера ходила -- охти мне, чуть не написала «на экскурсию», а на самом деле молодые участницы и участники объединения artofintrovert…

  • Орехово: где поесть?

    Вот она, наша мухоморная клумбочка: Правда, прелесть? Кстати или некстати, а попросили рассказать, чем мы там питались. Уж конечно, не…