Ольга Майорова (maiorova) wrote,
Ольга Майорова
maiorova

Category:

Get Me Out, десятая глава, вторая часть

В самом начале ХХ века произошли четыре события, которым суждено было прекратить кесарево сечение из смертельного исхода в жизнесохраняющий и всевозрастающе популярный вариант родов. Открытие микроорганизмов, в том числе болезнетворных, заставило медиков тщательнее мыть руки и предотвращать этим потенциально опасные инфекции [Примечание: микробную теорию называли «революцией бактерий», как если бы именно она изменила до неузнаваемости отношения между врачами и пациентами. В медицине все революционные изменения ближе к эволюционным. Учёные совершают в лаборатории открытие, но только после долгого ожидания рядовые медики принимают изменения на местах. Майкл Ворбойс в исследовании «Распространяя микробы» убедительно доказывает, что между лабораторными победами науки и клинической практикой пролегал долгий путь недоверия – Michael Worboys, Spreading Germs: Disease Theories and Medical Practice in Britain,. 1865-1900. Cambridge University Press,. Cambridge, 2000] Постепенно входили в акушерский обиход анестетики и хирургическое обезболивание. Всё чаще дети рождались в условиях больниц и роддомов, что давало врачам широту выбора. И наконец, увеличилась необходимость в хирургическом вмешательстве. Плохое питание женщин-иммигранток детородного возраста вызывало деформации костей таза; многие женщины были просто не в состоянии разрешиться естественным путём.

В книге Lying-In Ричард и Дороти Вертц отмечают заслуги немецкого терапевта Макса Зангера в популяризации кесарева сечения и повышении выживаемости после этого вмешательства. Ещё в 1882 году он применил технологию асептики и шёлковую шовную нить, в результате чего 80% рожениц выживало после КС. В сравнении со средней выживаемостью женщин после кесарева от 30% до 50% это был ослепительный триумф. [Примечание: По современным стандартом 20-процентная смертность рожениц при кесаревом сечении — это более чем мрачно, однако в наши дни многое изменилось. А ещё несколько лет назад] Тодд Сэвитт в «Медицине и рабстве» воздаёт честь докторам Юга США (или обвиняет их?), так как они практиковали и осуществляли демонстрационные кесаревы сечения на рабынях- «доброволицах», совершенствуя технику операции точно так же, как известный нам Марион Симс — методику ликвидации вагинального свища. Так, в 1828 году некая миссис Пейн, афроамериканка из Вирджинии, перенесла кесарево сечение в присутствии нескольких медиков и «ведущих граждан», которые через некоторое время имели неудовольствие наблюдать, как роженица и младенец скончались.

В 1908 году Фрэнклин С. Ньюэлл, врач из Гарварда, предложил ненаучное, социально обусловленное обоснование кесарева сечения. С его точки зрения, изнеженные дамы из высшего света были настолько чувствительно, что не могли справиться с потугами. Это мнение он вынес на обсуждение в статье «Эффект сверхцивилизованности в материнстве». Ньюэлл утверждал, что чрезмерная светская занятость не оставляет светским леди времени на физические упражнения и прогулки на свежем воздухе, тем самым истощая их физические силы. Беднячки, проводящие всё время в трудах на приволье, считались более крепкими и здоровыми. Но Ньюэлл забывал о потогонных условиях труда на фабриках и заводах. Предлагаемое им остроумное решение всех проблем современной женщины было двояким — либо оздоровить высшее общество, либо изменить акушерский протокол с учётом повальной женской немощи. Доктор призывал к следующему:

Введение в обиход кесарева сечения по выбору пациентки, без диагностированной узости малого таза, несомненно, вызовет у значительной части уважаемых коллег изумление, граничащее с шоком. Ведь до этих пор акушерство как наука управлялось практическими правилами и традициями, которые ввелись в употребление предыдущими поколениями врачей. Позвольте же медику, который широко практикует среди представительниц сверхцивилизованного класса, честно признать здоровье своих пациенток глубоко и необратимо повреждённым благодаря так называемому консерватизму, а их самих — подлежащими более или менее серьёзному медицинскому воздействию для восстановления хотя бы в какой-то степени нормального состояния здоровья, и задайте себе вопрос: имеет ли смысл применять в отношении этих пациенток методы родоразрешения, которые кажутся излишне опрометчивыми, но зато позволяют избежать не только изнурительных и истощающихся продолжительных родов, но и опасности для органов малого таза, возникающей вследствие консервативного лечения.

Тогда статья Ньюэлла показалась учёным мужьям глуповатой. Всё больше и больше женщин разрешались от бремени хирургическим путём, но сами доктора этого не поощряли и, уж конечно, не предполагали, чтобы акушерски здоровые роженицы без признаков узости таза подвергались опасному вмешательству хирурга. Тем временем количество «кесаревых матерей» росло, и медицинское сообщество начало тревожиться. Акушеров критиковали за обращение к хирургии для собственного удобства, чтобы не возиться с роженицей всю ночь кряду, или для пополнения кошелька. За операции действительно платили больше, чем за естественное родовспоможение. Женщин винили за стремление к операциям с целью избежать родовой боли. «Жительницы больших городов более настойчивы в своём требовании более краткого и менее болезненного разрешения от бремени, и акушер может игнорировать эти запросы только в крупный ущерб собственной практике», - подчёркивали бюллетени нью-йоркского здравоохранения.

Исследование материнской смертности при родах, проведённое в городе Нью-Йорк в 1933 году возлагало вину в гибели рожениц и младенцев в том числе и на кесаревы сечения. Специалисты были обеспокоены высоким числом кесаревых сечений: 2,2% от общего числа родов. Утверждалось, что медики сознательно выбирают хирургически разрешать роды, так как «»выполнение кесарева сечения технически гораздо менее сложно, чем техники родовспоможения при трудных родах. Соответственно, следует приравнять кесарево сечение без показаний к сознательному нанесению вреда здоровью пациентки и рассмотреть в кругу опытных и рассудительных коллег, возможно ли было в каждом конкретном случае обойтись без операции, прибегнув к менее травматичным и рискованным методам». Эта рекомендация относилась в первую очередь к Нью-Йоркской больнице Lying-In, где частота кесаревых сечений равнялась 4,98% случаев у частных пациенток в противовес 3,28% в остальных случаях. (Это соотношение верно и сегодня, даже более того: КС частным пациенткам в некоторых роддомах делают в десятки раз чаще, чем поступившим на общих основаниях).

До изобретения антибиотиков существовали различные техники предотвратить распространение микробов в открытой матке. Метод Уотерса, разработанный доктором Эдвардом Гилмэем Уотерсом, предполагал прокол пузыря и полное раскрытие брюшной полости и матки, с тем чтобы дать плоду пространство для самостоятельного дыхания. Когда в практику вошли антибиотики, основным вопросом оперативного родовспоможения стало не сбережение матки от воздействия микроорганизмов, а качество и форма разреза. Роженица могла нуждаться в длинном вертикальном разрезе и полном раскрытии брюшной полости, так что врачу было удобно извлечь младенца, а могла и обойтись без столь масивного вмешательства и отделаться низким разрезом, который в медицине именуется, по фамилии изобретателя, разрезом Пфанненштиля, а в просторечии — косметическим швом, или швом бикини.
Лесли, сотрудница отдела маркетинга в экологической исследовательской фирме, в тридцать три года пережила первое кесарево сечение: ребёнок был очень крупный, весом более четырёх килограммов, и в ягодичном предлежании. Врачи пытались его повернуть, но неудачно.

Лесли хотелось бы, чтобы следующие роды прошли естественно. Но летом 2007 года вагинальные роды после кесарева сечения были достаточно редким событием. Годами и десятилетиями врачи выполняли завет прославленного акушера рубежа веков, Джозефа ДеЛи: «Кесарево однажды — кесарево всегда». Эти слова стали настоящей догмой. Действительно, рубец на матке не может не вызывать определённой тревоги. Вне зависимости от того, какой он длины и толщины, он может разорваться во время родоразрешения. В 80-е годы, когда шла борьба против возрастания количества кесаревых сечений, многие женщины на свой страх и риск отказывались от повторных кесаревых сечений и рожали без трудностей. Этот протокол ведения родов стал настолько обычным делом, что существует даже специальная аббревиатура «ЕР после КС», означающая «естественные роды после кесарева сечения» [Примечание Майоровой: в оригинале VBAC, vaginal birth after a c-section]. В период триумфа ЕР после КС общее количество женщин, родивших через кесарево, несколько снизилось, отражая число тех рожениц, которые отказались от второго или третьего КС. В последние годы мода на ЕР после КС уходит, так как исследования показывают, что вагинальные роды после кесарева несколько более рискованны, чем повторное кесарево.

Итак, Лесли рассчитывала всё-таки избежать операции и пережить естественные роды, но лечащий врач, как и многие другие врачи нашего времени, убеждал её всё-таки лечь под нож хирурга. «Я же не только книжки «Барнс энд Ноубл» [Barnes and Noble - американская компания, крупнейшая в США по продажам книг] читала, я перерыла весь «Новоанглийский медицинский журнал» в поисках статей о ЕР после КС», - рассказывает она. В 2004 году было опубликовано исследование, которое особенно пришлось по сердцу Лесли, - 33000 женщин, рожавших естественно после первого КС, были обследованы всесторонне, и оказалось, что риск разрыва матки равняется 0,7%, то есть менее одного случая из ста. Для некоторых это риск, не стоящий внимания. Другие считают, что имеет смысл попробовать родить естественным путём, а если это не представится возможным, - что ж, в последний момент придётся поспешить на операционный стол. Исследование показало, что родить через естественные родовые пути удаётся 73% женщин после первого кесарева сечения, остальные же прибегают к экстренному КС, которое, безусловно, более рискованно, чем запланированное. Также учёные отмечают — женщины, которые ставят себе целью ЕР после КС, чаще, чем женщины, повторно перенесшие КС, нуждаются в послеродовом переливании крови и имеют больший риск эндометриоза, так как слизистая оболочка матки повреждается.

Но, невзирая на эту устрашающую статистику, Лесли утверждает, что "естественные роды были бы предпочтительнее для меня, для всего организма в целом. Этот способ рождения детей создан природой. Ребёнок рождается не из разрезанного живота, а из родовых путей." Однако лечащий врач отмёл эти надежды одним движением руки, подытожив: разрешиться естественным образом Лесли в состоянии, но после этого "за жизнь никто ручаться не будет". (Это не дословная запись его фразы, но смысл сохранён).
Tags: get me out
Subscribe

  • Благодарственное песнопение оклемавшейся

    У кого сегодня день военно-морского флота, а мы, напротив, празднуем то, что не поплыли. Сантехник-сан и его младший коллега, который подавал

  • Снова именины!

    Не успеваешь от зимних очухаться, как начинаются летние. И, соответственно, празднуется годовщина первого поста в этом скромном дневничке -- по…

  • Книга на голове

    В детстве я была потрясена фотографиями африканок, несущих тяжёлые грузы на голове. Мама критически оценила кипу мешков и корзин, громоздящихся на…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments