Ольга Майорова (maiorova) wrote,
Ольга Майорова
maiorova

Categories:

Get Me Out, девятая глава, окончание

Гербст, учившийся в Гарварде и лечивший вышеописанных онкобольных, сразу испытал предчувствие: а ведь эта женщина, возможно, права! Он отыскал исследование 1964 года: мыши, чьи матери получали DES, имели повышенный риск развития рака. Автор этой мало где опубликованной статьи заключил: «Мы можем предположить, что аномальный уровень гормонов в период дородовой (и послеродовой) жизни не должен недооцениваться как весомый вклад в генезис злокачественных новообразований в жизни дальнейшей».
В какой-то мере кажется ни с чем не сообразным, что медикаменты, употребляемые в период беременности, могут вызвать рак и другие заболевания годы спустя после рождения. Однако основы эмбриологии вполне допускают такое развитие событий. Каждый эмбрион — краткое краткое и ускоренное повторение эволюции человека в целом. За какие-то девять месяцев новоявленное человеческое существо превращается из крупинки в личность. Приблизительно в первые пять недель так называемые трубки, проходящие через ящерицеподобное тельце зародыша, изгибаются, расширяются и схлопываются в размеренном танце, постепенно превращаясь в те или иные органы и части тела. То, что казалось свёрнутым листком, станет родовыми путями, яичниками, лёгкими. Эта сложная хореография зависит, в числе прочего, от тончайшего баланса гормонов, омывающих будущее дитя. В периоды формирования репродуктивных органов, плод избирательно чувствителен к равновесию женских и мужских гормонов. Малейший сбой в системе — и обеспечены тяжёлые последствия. Нет ничего удивительного, что DES, поступавший в организм в начале беременности, приводит к большим разрушениям, чем DES, поступавший в дальнейшем. Эстрогеновый взлёт как бы обманывает свойственное женщине гормональное равновесие. (Некоторые учёные и DES-дети обеспокоены вопросом: в состоянии ли приём DES на ранних стадиях беременности необратимо повреждать гены зародыша, так что заболевание передастся его потомству генетически? Так далеко обсуждение пока не заходило ни в научных публикациях, ни в зале суда).
Итак, доктор Гербст, на данный момент — почётный профессор Чикагского университета, и его коллеги тщательно проанализировали анамнез семи жертв рака. Именно этот анализ впервые продемонстрировал, связь между приёмом DES в период беременности и онкологических заболеваниях родившихся от этой беременности девочек. Это открытие было опубликовано 22 апреля 1971 года в «Новоанглийском медицинском журнале». Вскоре доктор Питер Гринуолд подтвердил эти данные, исследовав пять нью-йоркских девочек-подростков, страдавших аденокарциномой влагалища. Три девочки умерли от рака, две — выжили благодаря тяжёлым хирургическим операциям: одной удалили влагалище, другой — не только влагалище, но и матку. Аналогично исследованию Гербста, все матери девочек принимали во время беременности DES. Матери в контрольной группе здоровых подростков DES не принимали. “Нет сомнений, что синтетические эстрогены полностью противопоказаны при беременности,” - заключил Гринуолд, - «Возникает закономерное беспокойство о будущем. Неизвестно, сколько карцином влагалища пока не выявлено, какие другие виды рака будут возникать как у женщин, так и у мужчин, и насколько продолжительным будет период индукции для тех, кто подвергался меньшим дозам гормона...»

Гринуолд, в настоящее время глава отделения онкологической профилактики, рассказал нам, что сразу после того, как исследование было завершено, он написал письмо в Нью-Йорк Таймс, чтобы предупредить коллег об опасности DES, а тех женщин, которые его принимали — указать на необходимость регулярно проверять дочерей у онколога. На ранних стадиях аденокарцинома влагалища вполне излечима, на поздних — смертельна. Гринуолда вызвали на слушания в конгрессе по поводу DES. “Сначала Управление наши данные не убедили,” - рассказывает учёный, - «Говорили: ну что ж, ещё одна статья. Я сказал: нет, две статьи, и все данные верифицированы».

Через несколько дней слушаний и дискуссий Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов изменило решение по DES. В 1971 году, месяцы спустя после опубликования данных Гринуолда, DES в период беременности наконец запретили. Продажи стремительно падали, но кое-кто не верил в шумиху вокруг препарата, который столько лет спокойно применялся. И врачи, и пациентки тревожились: хороший медикамент исчезает с прилавков. Только дальнейшие исследования сняли эту тревогу.

DES обвинялся всё в новых опасных последствиях. Предупреждения онкологов, что не удивительно, не закончили историю DES, а начали новый виток драмы. События вокруг синтетического эстрогена стали толчком для развития активизма среди пациентов, для научных работ и судебных исков.

23 апреля 1971 года, в пятницу утром Пат Коди налила себе кофе, раскрыла утреннюю газету «Сан-Франциско Кроникл» и прочла:

Лекарство вызывает рак у девочек.

Синтетический гормон, который семь женщин получали во время беременности, как оказалось, вызывает редкую злокачественную опухоль влагалища у их детей — девушек, возрастом до 22 лет включительно, сообщили вчера гарвардские медики.
Учёные предполагают, что лекарство — стилбестрол — неизвестным образом нарушает нормальное развитие тканей вагины и способствует росту опухоли.

«Господи, сказала я себе, а мне-то досталось! Но тут же начала успокаивать себя, дескать, опухоль редкая, ничего страшного» - вспоминает Коди. И в своих переживаниях она была не одинока. Трудно было в тот день пропустить новости. Андриа Голдстейн, которая тогда была старшеклассницей из бостонского пригорода, хорошо помнит утро, когда в «Бостон Глоб» первая страница оказалась вырезана. Голдстайн, пламенная сторонница гормонального лечения в целом и DES в частности, решила посмотреть, какую же информацию мать от неё пытается скрыть, и пошла в библиотеку. Заголовок гласил: «Редкая опухоль связана с синтетическими гормонами». Так Андреа поняла, что является DES-ребёнком.

Об исследовании Гербста сообщили во всех главных газетах. Тысячи женщин, подобно Пат Коди, за утренним кофе прочли заголовки наподобие:

Управление по санитарному надзору предупреждает: синтетические эстрогены опасны
Рак дочери вызван лечением материнства
Редкое онкологическое заболевание возникает из-за гормонов

И, подобно Коди, многие десятилетиями не вспоминали, а то и понятия не имели, чем и как их матерей лечили от невынашивания.
Сюзан Хелмрич, врач-эпидемиолог и DES-дочь, убеждена, что именно синтетический эстроген вызвал у неё злокачественную опухоль лёгких. Доказательств мало. Всю жизнь Хелмрич живёт в онкологическом аду, но себя считает счастливицей: «Мне, по крайней мере, удалось жизнь прожить». В 21 год ей поставили диагноз «аденокарцинома влагалища». Опухоль удалили, новую вагину сконструировали из прямой кишки. Реконструктивная операция прошла отлично, однако последствиями стали несколько эпизодов непроходимости кишечника. «Это был настоящий ужас, кошмар. Семь операций, потом рак лёгкого, одних биопсий молочной железы — три. Прекрасно понимаю, что нужно самой взвешивать риски, принимая любое лекарство при беременности... Но если говорить о DES, всё же было ясно задолго до этих событий. Статья Дикманна вышла за два года до моего рождения и чёрным по белому доказывала, что DES полностью неэффективен. Однако его продавали ещё восемнадцать лет».

Без сомнения, Пэт Коди стала злополучной жертвой чудовищного медицинского фиаско. И, как ни ужасно это звучит, Америке повезло, что среди женщин, пострадавших от пагубного влияния DES, оказалась именно Коди — феминистка, активистка, подстрекательница. (Со своим мужем, Фредом, она содержит известный левацкий книжный магазин в Беркли). Она не дала замолчать историю с DES, и из левой бунтовщицы пришлось стать активисткой по вопросам медицины, «слегка переключиться».

Движение DES-детей начиналось со встречи подруг на кухне, а выросло в глобальное движение, существующее и по сей день. [Чтобы получить больше информации о DES, свяжитесь с обществом DES Action USA. Интернет-адрес: www.desaction.org, электронная почта: desaction@comcast.net, бесплатный номер телефона 800-337-9288.] «Если бы мы рассылали наши письма в пятидесятые годы, адресатки просто повыбрасывали бы их в мусор,» - утверждает Коди, - «Но вот в семидесятые к ним было другое отношение». Коди объединилась с другими женщинами, такими, как Андриа Голдстайн, вокруг которой группировались DES- дети Восточного Побережья. Общество DES Action боролось ща изменения в законах, улучшали финансирование исследований по DES, публиковали новостные издания, поощряющие женщин, прошедших DES-терапию, водить своих дочерей на онкогинекологические обследования, предлагали телемагнатам сюжетные ходы в сериалах, связанные с DES (Например, в «Шоу Мэри Тайлер-Мур» [Mary Tyler Moore Show популярный телесериал, выходивший с 19 сентября 1970 года по 9 марта 1977 года] есть эпизод о DES). Коди забросала телешоу Saturday Night Live, когда в программе 1971 года, посвящённой Дню матери, ведущая Джейн Куртин неудачно сострила: «DES-дочери, впрочем, могут не посылать в этот день открытки своим мамочкам».

Судебных исков, связанных с применением DES, были многие сотни. Ещё столько же, если не больше, не дошли до суда, ведь это процесс достаточно сложный. [Примечание: в числе прочих препятствий, подательницы иска должны были преодолевать одно практически непреодолимое: закон о сроке давности. Сибил Шейнуолд, адвокатесса, специализирующаяся на делах, связанных со здоровьем женщин, была одной из ведущих юристок, способствовавших судебным изменениям, которые помогают женщинам выигрывать дела против изготовителей DES. Например, у штата Нью-Йорк ограничение срока давности равняется трём годам. Согласно данным Джека Б. Вайнстайна, главного окружного судьи, который представил особое мнение по делу Браун против Эбботт в 1995 году: «Как часть основного пакета реформ понятия о гражданском правонарушении [с 1986 года]», судебные органы штата Нью-Йорк вводят «правило открытия», для правонарушений, включающих в себя последствия с отсроченным эффектом... Согласно новому закону, трёхлетнее ограничение отсчитывается с того момента, когда истец обнаруживает или может обнаружить последствия преступления». Дж. Б. Уайнстайн, меморандум и приговор по делу Браун против Эббот Лабораторис, Восточный округ штата Нью-Йорк, Окружной суд США, 1995]. В прежние годы суд не принимал к рассмотрению некоторые дела из тех соображений, что с момента нанесения вреда, то есть приёма DES, прошло слишком много времени до обнаружения этого вреда. Некоторые штаты реформировали законодательство, дабы женщины могли подавать в суд в течение трёх лет с момента диагностики опухоли, а не приёма гормонов. Кроме того, в США выпускалось более двухсот торговых наименований DES, и не всякая пациентка могла вспомнить с точностью, каким конкретно препаратом её лечили. Зачастую женщины принимали смесь медикаментов, и спустя годы фармацевтическая компания выходила сухой из воды. Кроме того, редкая мать больной имела доступ к собственной истории болезни двадцатилетней давности. И даже если удавалось получить этот доступ, далеко не факт, что информация о DES там присутствовала. Для некоторых врачей DES был рутинным назначением, чем-то вроде витаминов для беременных, и упоминания в истории болезни не удостаивался. DES входил во многие схемы лечения гинекологических проблем, но нелегко доказать, что именно пресловутая пилюля и привела к развитию у родившегося ребёнка невынашивания или бесплодия. Понятно, что для одних женщин суд становился катарсисом, для других — пыткой.

В начале 80-х, группа юристов сплотилась в борьбе за изменения в законах, которые бы позволили бы женщинам вчинить иск любой фармацевтической компании, производившей DES, если они не в состоянии выяснить, каким именно вариантом DES их лечили. Изменения эти были приняты в нескольких штатах, включая Калифорнию, Нью-Йорк, Висконсин и Мичиган. Если истица выигрывала суд, то платили все компании в зависимости от доли, которую в тот период имели на рынке. И снова DES оказывался на первых полосах газет и в телевизионных новостях.

Нет сомнения, что в событиях вокруг DES огромную роль сыграли средства массовой информации. В пятидесятых они раздули вокруг синтетических эстрогенов целую рекламную компанию, превознесли как панацею, в семидесятых - заклеймили как канцероген, а в восьмидесятых — обратили внимание как на повод для казуистических судебных разбирательствах. «Те из нас, кому сломало жизнь это лекарство, двадцать лет назад были трендом сезона», - в 1993 году писала колумнистка «Нью-Йорк Таймс» Анна Куиндлен, DES-дочь, в статье, посвящённой Дню матери. Можно сказать, что DES изменил саму природу отношений гинекологов с пациентками, кристаллизовал ярость, бродившую в женщинах Америки и направив её в политическое русло.
Tags: get me out
Subscribe

  • Нам задают вопросы

    Национальный центр когнитивных разработок и Институт дизайна и урбанистики Университета ИТМО (матушки, как пышно!) предлагает анкету для тех, кто…

  • (no subject)

    В прошлом году где-то об эту же пору впервые после очень долгого перерыва увидела на улице женщину, делающую себе укол в вену. Эту вену ей было очень…

  • Ну нет, только не Токсовский вокзал!

    Я опять работаю горевестником, но кажется, не пронесло, и Токсовский вокзал 1916 года постройки собираются-таки "реконструировать". А называя лопату…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 25 comments

  • Нам задают вопросы

    Национальный центр когнитивных разработок и Институт дизайна и урбанистики Университета ИТМО (матушки, как пышно!) предлагает анкету для тех, кто…

  • (no subject)

    В прошлом году где-то об эту же пору впервые после очень долгого перерыва увидела на улице женщину, делающую себе укол в вену. Эту вену ей было очень…

  • Ну нет, только не Токсовский вокзал!

    Я опять работаю горевестником, но кажется, не пронесло, и Токсовский вокзал 1916 года постройки собираются-таки "реконструировать". А называя лопату…