Ольга Майорова (maiorova) wrote,
Ольга Майорова
maiorova

Category:

Get Me Out, девятая глава, вторая часть

В 1938 году учёный из Великобритании, сэр Чарльз Доддс, выделил два из четырёх уникальных колец эстрогена и создал первый в мире синтетический женский половой гормон. Его «подражательный» эстроген был более сильнодействующим, чем природный аналог, что встревожило самого биохимика, но остальной мир скорее восхитило. «Нас следует с предельной внимательностью отнестись к любой продолжительной гормональной терапии, назначаемой женщинам», - предупреждал Доддс. Много лет спустя он признался активистке по вопросам здравоохранения Барбаре Симен, что «задумываясь о том, что мы знаем и чего не знаем о женской репродуктивной системе, необходимо быть скромнее».

Тем не менее Доддс опубликовал свою формулу искусственного эстрогена во всеобщем доступе, в высокотиражном журнале Nature, прекрасно понимая при этом, что американские коллеги не преминут поставить гормон на поточное производство. Ходили слухи, что Доддс решился на публикацию ради того, чтобы потеснить немецких учёных и поставить под вопрос их претензии на львиную долю фармакологического рынка, прибыли от которого направлялись на поддержание нацистского правящего режима. Но что бы его ни спровоцировало, к 1938 году инструкцией по изготовлению синтетического эстрогена могли воспользоваться любые желающие. За несколько лет на рынке появилось около двухсот торговых марок лекарств, под которыми скрывался DES. Фармакологическую торговлю особенно стимулировало то, что синтетический гормон легко было запустить в массовое производство. Естественный эстроген, извлекаемый из мочи кобыл, являлся трудоёмким в добыче и, соответственно, дорогим. Женщинам же больше всего импонировало, что DES можно было принимать перорально, в отличие от естественного эстрогена, выпускавшегося только в инъекционной форме.

А между тем находились врачи, которые принципиально не выписывали пациенткам DES. Совет по фармакологии и химии — бдительный комитет Американской медицинской ассоциации (АМА) — подчёркивал: «так как вещество является сильнодействующим и потенциально вредоносным, Совет придерживается того мнения, что в настоящее время его не следует включать ни в общий перечень, ни в список новых и неофициальных лекарственных средств. Использование же вещества в общей медицинской практике представляется нецелесообразным до тех пор, пока дальнейшие исследования не дадут нам большего понимания о действии препарата». Журнал Good Housekeeping предостерегал читательниц, что стилбестрол «средство новое, и отзывы о нём очень противоречивые. Консервативные гинекологи считают, что его ценность ещё далеко не доказана».

Официальный отзыв АМА особо отмечал потенциальную канцерогенность стилбестрола. «Нельзя игнорировать также возможность развития эстрогензависимых злокачественных опухолей... Другие ткани организма могут отреагировать на высокие дозы или чрезмерно длительный период приёма вещества нежелательным образом. Этот факт надлежит особо подчеркнуть, так как в будущем врачам будут докучать требованиями выписать высокие дозы таких сильнодействующих эстрогенов, как стилбестрол, в связи с облегчением возможности их приёма».

Журнал Американской медицинской ассоциации, рупор АМА, опубликовал статью за авторством трёх именитых учёных, которые описывали опасности синтетического эстрогена, отражённые в опытах на животных: некроз печени у крыс, внезапный паралич и смерть у мышей, кровоизлияния в селезёнку у различных грызунов. «В настоящее время представляется наиболее безопасным применять синтетический эстроген для научных экспериментов, до тех пор, пока не прояснится механизм возникновения побочных эффектов», - подытоживали доктора Эфраим Шорр, Георгиос Н. Папаниколау (изобретатель известного Пап-теста — мазка на злокачественные клетки шейки матки) и Фрэнк Робинсон.
Но вопреки мрачным пророчествам, теории, лежащие в основе производства DES, убеждали всё больше и больше медиков. Смиты в Гарварде предполагали, что выкидыш происходит вследствие недостатка прогестерона на первых неделях беременности, и, кстати, это мнение до сих про бытует среди специалистов по бесплодию. Приём DES повышает уровень прогестерона, потому что именно гормон эстроген выработке прогестерона в естественных условиях и способствует. «Не потому стилбестрол полезен, что он является эстрогеном, а потому, что он улучшает выработку собственных эстрогена и прогестерона в организме» - так Олив Смит поправила своих критиков, заявлявших, что она выписывает свой препарат в случаях лишь предполагаемого дефицита эстрогена.

В 1941 году Управление по контролю качества пищевых продуктов и лекарственных препаратов дало добро на ограниченное применение DES. Предполагалось лечить им вагинит и гонорею, облегчать симптомы менопаузы и подавлять лактацию. Но стоило синтетическому эстрогену очутиться на полках аптек, как его принялись выписывать и от других заболеваний. Управление советовало, но с доступными препаратами каждый врач был волен делать что угодно и назначать в каких угодно случаях. Торговые представители фармацевтических фирм буквально ходили от двери к двери и убеждали медиков назначать DES при нерегулярных и болезненных менструациях, утренней тошноте и высоком риске выкидыша.

В 1947 году, основываясь большей частью на выводах Смитов, Управление одобрило DES для применения во время беременности. Некоторые женщины, получавшие DES, уже имели диагноз «хроническое невынашивание» и отчаялись сохранить новую беременность. У некоторых никогда не случалось выкидышей, но считалось, что «унция пользы стоит фунта лечения». А иные вообще понятия не имели, что принимают стилбестрол. Его добавляли в витамины для беременных без всякого ведома пациенток. DES получали и беременные, страдающие гипертонией, чтобы снизить кровяное давление, и пациентки с диабетом, у которых был высокий риск осложнений вынашивания. За девять месяцев некоторые женщины получали колоссальные дозы эстрогена, эквивалентные девятимесячному ежедневному приёму противозачаточных пилюль. Одна DES-мать подсчитала, что ей досталось более 10000 миллиграммов лекарства, что «в грубом приближении сравнимо с 500000 миллиграммами современных низкодозных оральных контрацептивов».

Одно исследование Смитов утверждало, что DES-дети крупнее и здоровее, чем дети женщин, не получавших синтетического эстрогена. Результаты тут же подхватили и понесли в народ ушлые маркетологи. «Да, Десплекс предотвращает выкидыши, невынашивание и преждевременные роды» - восклицала популярная журнальная реклама с изображением пухлого младенца, выросшего, очевидно, благодаря DES.

Согласно данным доктора Фредерика Фриголетто, возглавлявшего в ту пору отделение акушерства и гинекологии в бостонской Главной больнице штата Массачусетс, большинство женщин, страдавших хроническим невынашиванием, готовы были на любое лечение и любые эксперименты, чтобы наконец-то сделаться матерями. Дайте ей пресовутую пилюлю, и она ещё по гроб жизни будет вас и свою удачу за эту пилюлю благодарить. Сам доктор Фриголетто никогда не назначал DES, но хорошо помнить изначальный медицинский энтузиазм. «Тогда сама культура была другая», - рассказывает он. - «Пациенты исходили из того, что врач всегда прав. Да и врач исходил из той же аксиомы...У пациентов гораздо меньше было настороженности, а в лечебном процессе — гораздо меньше рутины и значительно больше игры мнений, интеллектуального выбора. В современном мире событий, связанных с DES, просто бы не произошло», поскольку в каждой больнице существует обзорная комиссия рассматривает каждую историю болезни на предмет безопасности, эффективности и информированного согласия пациента/пациентки.

Доктор Уильям Дж. Дикманн был классическим твердолобым упрямцем со Среднего Запада, которого трудно было бы обвести вокруг пальца даже самому сметливому маркетологу или авторитетному учёному. Он получил в Гарварде специальность терапевта и хорошо знал обоих Смитов. Дикманн стал руководителем Университета при Чикагской больнице Lying-In, а в начале пятидесятых предпринял исследование с тем, чтобы подтвердить результаты Смитов. С его точки зрения, необходимо было включить и контрольную группу, сравнить DES-матерей с беременными женщинами, не получавшими препарата.

Сами супруги Смит были в восторге от вырисовывающейся перспективы большого исследования, которое, как они предполагали, подтвердит их точку зрения и заткнёт рты скептикам. Некоторые врачи даже написали в Гарвардскую команду с вопросом, почему у них таких хороших результатов DES не даёт, на что Олив Смит неизменно отвечала, что, дескать, у обычных медиков нет технической возможности «соблюдать протокол Смита и Смит до последней точки». Действительно, у Смитов была детально выстроенная схема эксперимента, которая включала назначение низких доз препарата на очень ранних сроках беременности и постепенное увеличение дозировки. Если DES начинали принимать на день позже, он не срабатывал. Если женщина однократно забывала принять лекарство, это нарушало тонкую биохимию действия лекарства. Супруги Смит обратились за советом в Чикаго и сообщили Дикманну, что они согласны, чтобы контрольная группа беременных получала не DES, а плацебо. «Мы, разумеется, напряжённо ожидаем, что выйдет из вашего эксперимента. Мы очень рады, что появилась контрольная группа, получающая плацебо, чего, к сожалению, не было в наших работах».

Дикманн продемонстрировал свои результаты на собрании Американского общества Гинекологов в Лейк-Плэсид, в 1953 году. Он сравнил 860 женщин, принимавших DES с группой из 806 женщин, получавших плацебо. Чтобы минимизировать предвзятость, ни врач, ни пациентка не знали, кто принимает настоящее лекарство, а кто плацебо, до самого конца эксперимента. Прочую дородовую помощь все женщины получали в полном объёме. И каково же было изумление аудитории, когда исследование показало, что DES неэффективен. Дикманн опубликовал свои изыскания в ноябрьском выпуске Американского журнала акушерства и гинекологии. Научные статьи принято оформлять в максимально сухом, фактографическом стиле. Несмотря на длительную переписку со Смитами, выдержанную в самом дружелюбном тоне, д-р Дикманн включил в свою статью едкую критику исследований супругов Смит. Журнал опубликовал и ответ Смитов, написанный в сопоставимо гневной манере. Врачи, обычно подчёркнуто сдержанные и спокойные, схлестнулись в словесном поединке.
Tags: get me out
Subscribe

  • О «Подписных изданиях»

    После долгого перерыва зашла в «Подписные издания» на Литейном: Господи, как же там всё переменилось-то! Были два этажа размером с хорошие спортзалы.…

  • А Питеры Пэны летят и летят

    Перечитывала на досуге Айрис Мердок, «Дитя слова». Хорошая книга, хулиганская. Если бы они под занавес утопились все разом, было бы ещё…

  • О бретонских святых

    С того дня староста не отказывал себе в удовольствии проверять время от времени невеликие мои знания. Стоило ему выяснить, что я умею читать вечерние…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments