Ольга Майорова (maiorova) wrote,
Ольга Майорова
maiorova

Categories:

Get Me Out, седьмая глава, середина

Медики давно подозревали, что химические вещества, производимые организмом, контролируют не только менструальный цикл, но и настроение женщины. Теперь, с открытием связи "мозг-яичники", они испытывали ощущение триумфа: наконец удалось познать Женщину полностью! В 1939 году, на ежегодной конференции  Американской Ассоциации Акушеров, Гинекологов и Хирургов брюшной полости (ныне называется Американским колледжем Акушеров и Гинекологов) во вступительном слове президент Ассоциации, Джеймс Кинг возвестил аудитории, состоящей в основной массе своей из мужчин: настало время гинекологам идти к победе над женским больным сознанием, тесно связанным с гормонами. "Не существует предмета, интересного нашей ассоциации в большей степени, нежели собственно женщина" - обратился он к присутствующим: "Не обсуждать её красоту или её заболевания собрались мы здесь, - это общеизвестно, - но хотя бы попытаться орудием факта и теории описать её странности, разъяснить её противоречия и те восхитительные сюрпризы, которые мы столь часто переживаем, с нею взаимодействуя".

Д-р Кинг заключил: "Девятнадцать лет назад я представил ассоциации статью, в которой попытался описать и объяснить различия между мужчиной и женщиной, как физические, так и психические. Тогда я основывался на явно недостаточных сведениях о работе эндокринной системы". Он также добавил, что к концу тридцатых годов врачи уже установили причину всех женских страданий и поняли, что женщины - не более чем марионетки собственных гормональных перепадов. Гинекологи могут поставить диагноз и исцелить женщину лучше, чем любые другие специалисты. Однако, задавал Кинг вопрос, что принесёт женщинам новая гормональная терапия? Станут ли они более плодовитыми? Более активными? Более умными? "Кое-кто призадумается, какую позицию займёт женщина в следующем столетии," - рассуждал Кинг, - "Станет ли она, как тревожатся некоторые слабые души, главенствовать физически и интеллектуально, поработит ли нас, как мы в прошлом поработили её? Скорее всего, нет; пока женщина полностью находится под властью своих репродуктивных желёз, она навсегда останется той же привлекательной и любезной домохозяйкой". [Примечание: Возможно, доктор Кинг был незаконным сыном президента Гровера Кливленда. Согласно статье Гейл Коллинз "Языки-скорпионы" [New York: Harper Perennial, 1998]77-84, ходил упорный слух, что у Кливленда есть сын от некой вдовы из Буффало Марии Хэлпин, и зовут этого ребёнка Оскар Фолсом Кливленд. Ребёнка президент так и не признал, но исправно опалчивал его содержание. Впоследствии мальчик был отдан на усыновление, его принял в семью некий врач из Буффало и сменил ему имя. Новоявленному Джеймсу Кингу предстояло стать выдающимся врачом-гинекологом].

Расцвет новых открытий принёс научному сообществу, впрочем, и очевидные вопросы: гормональные перепады вызывают у женщин скачки настроения, или наоборот, скачки настроения становятся причиной изменения гормонального фона? Ответы на этот вопрос представляли не только и не столько академический интерес, сколько решающее значение в дебатах о том. в каких конкретно видах терапии нуждается женщина как класс. Психотерапия или гормоны? Или ей вообще не нужно никакое лечение? В принципе, больна ли она?

Как выразилась д-р Вайола Бернард, выдающаяся нью-йоркская специалистка в области психиатрии, на съезде общества Планирования Семьи, медикаментозное лечение подобно пластырю, который закрывает гноящуюся рану от взоров, но никак не решает основную проблему - психические нарушения, которые в первую очередь и вызывают эндокринологические болезни.

С самого начала случай Сильвии заинтриговал доктора Джекобсон. Впоследствии она рассказывала, что тощее, как жердь, тело пациентки как бы подражало мужскому типу телосложения, что характерно при истерии и неврозах. Сильвия весила около ста фунтов и похвалялась, что в хорошие дни может довести себя диетой и до девяноста фунтов. Её длинные, костистые руки и ноги были серовато-бледного оттенка. «Очевидна эндокринная проблематика», - записывала Джекобсон: «Женственные округлости отсутствуют; груди малы, ноги, плечи и руки очень худощавы... стройная мальчишеская фигура удовлетворяет её мужеподобным желаниям".

Доктору Джекобсон было хорошо известно, что при анорексии у женщин прекращаются менструации. Уже в начале XX столетия медицина знала, что голодание блокирует сигналы «от гипофиза яичникам», вызывающие менструальный цикл. Фрейдистская точка зрения заключалась в том, что биохимические процессы в мозгу нарушает не столько сама голодная диета, сколько бессознательные переживания. Эдит Джекобсон искала ответы в раннем детстве Сильвии, в её сновидениях, тайных фантазиях. Пациентка говорила о своём прошлом, и перед терапевтессой одна за другой вставали: крошечная девочка, которую слишком рано отлучили от груди; воспитанница детского сада, завидующая пенисам мальчиков; школьница, тяжело переживающая церемонию обрезания своего брата; девушку-подростка, поглощённую переживаниями, связанными с половым созреванием. В результате Сильвия так устрашилась собственной женской природы, что захотела жить жизнью мужчины. Именно эти подавленные желания и подавили секрецию женских половых гормонов. Пациентка настаивала, что депрессия у неё только из-за невозможности стать матерью. Д-р Джекобсон смотрела на происходящее иначе: по её мнению, скрытая депрессия у Сильвии началась ещё в детстве, длилась всю жизнь и, по сути дела, спровоцировала стерильность.

К психологической теории возникновения заболеваний медики пришли не в герметически закрытых лабораториях. Как и на всех прочих, на врачей влияла популярная культура. В 40-е-50-е годы от женщин ожидалась жажда материнства и энтузиазм по отношению к домашнему хозяйству. Именно к ним предъявляли требования возродить и сохранить святость американской семьи, которую подвергла угрозе сперва Великая Депрессия, а затем - Вторая мировая война. Общественное мнение в США усиливал и формировал Голливуд. Телефильмы наподобие "Папа знает лучше" или "Положитесь на Бивера" любую мать заставят почувствовать себя неадекватной, а уж какими никчемными себя ощущали бездетные женщины! Те особы женского пола, которые вышеперечисленных ценностей не разделяли, считались психически ненормальными. "Зрелая женщина без детей - это психологический эквивалент мужчины, лишённого Мужского Органа", - писали д-р Мариния Ф. Фарнхэм и Фердинанд Лундберг в книге "Современная женщина: потерянный пол", вышедшей в 1947 году.

Периодика, разделявшая ценности общества потребления, поддерживала теорию психогенного бесплодия, размещая на своих страницах статьи о бесплодных женщинах, которые становились матерями лишь благодаря тому, что уходили с работы и научались искренне наслаждаться домашним хозяйством. Тем самым, разумеется, биохимия их мозга нормализовалась. Статья в журнале "Тайм" под заглавием "Стерильность и невротики" цитировала некого врача, который, в свою очередь, ссылался на исследование 1952 года, проведённое Американским обществом изучения бесплодия. По его утверждению, отсутствие фертильности может являться "первой оборонной линией самой природы против потенциально дефектной зародышевой плазмы". Иными словами, кто не может забеременеть естественным путём, пусть не ищет искусственных.

Журнал «Пейджент» излагал читателям историю Бетти, девушки-сорванца, которая вышла замуж за мягкого, подчиняемого мужчину. Она не могла забеременеть — по крайней мере, до тех пор, пока чета не научилась играть нормативные социальные роли, сообразные своему полу. После войны супруг Бетти вернулся домой более уверенным в себе, «настоящим мужчиной» и настоял на том, чтобы они усыновили младенца. Ребёнок превратил Бетти в настоящую женщину — так, она полюбила делать уборку и выполнять материнские заботы, и не приходится удивляться: последовала беременность. «Будучи в браке «тем, кто носит штаны», Бетти бессознательно оказалась в оппозиции к своим задачам матери,» - пояснял «Пейджент», - «влияние этих психологических факторов так искалечило гормональный фон молодой женщины, что она лишилась способности к зачатию. Но когда Бетти стала истинной супругой и матерью, пусть лишь по доверенности, её эндокринная секреция вернулась к здоровому состоянию». Истории о женщинах вроде Бетти, которые забеременели сразу после усыновления или удочерения воодушевляли врачей искать научную базу этому, как считалось, общеизвестному факту. Бернард и соавторы предположили, что принятие в семью ребёнка неким образом перепрограммирует женщину биохимически. Или, согласно выступлению Бернард в медицинском научном обществе, усыновление или удочерение приводит к «налаживанию нервной и эндокринной активности, своего рода "отмене запрета» (учёная имела в виду подсознательный запрет на материнство). Но прошли годы, и беспристрастная статистика разрушила предположения о связи приёмного родительства и беременности, хотя, казалось бы, в подтверждение оной приводилась масса примеров из жизни. Национальный институт здоровья США в середине 60-х годов провёл такое исследование: сравнивались 249 семейных пар с бесплодием неясного генеза, принявших в семью приёмных детей, со 113-ю бесплодными парами, которые не усыновляли детей. Более 35 процентов «не усыновивших» бесплодных пар без лечения смогли обзавестись потомством. А вот среди «усыновивших» пополнение в семье случилось только у 26 процентов пар...

Основная масса врачей, конечно, не считала, что основная причина бесплодия — психологическая. Но психические проблемы значились в перечнях причин бесплодия, пусть и последним пунктом. В уважаемых медицинских журналах публиковались статьи, которые выглядели перепечатками из дамских глянцевых изданий. Вот, например, история болезни молодой замужней женщины, по специальности — адвоката. Она смогла забеременеть только после того, как перешла с полной занятости на частичную. Врач так говорил о ней: «Когда у больной изменилось отношение к себе, изменилось и физиологическое состояние органов малого таза. Беременность из ненавистной обязанности сделалась сладостным предвкушением».
Tags: get me out
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments