Ольга Майорова (maiorova) wrote,
Ольга Майорова
maiorova

Categories:

О привычках хороших и дурных

С детства приходилось слышать, какая хорошая и полезная привычка - завтракать, обедать и ужинать согласно расписанию, в строго определённое время. В пример нередко приводят англичан, у которых, как известно, если принято выходить к обеду в пол-восьмого, то убейся, но выйди к обеду в пол-восьмого, иначе обеда не будет. Помните, как Тяпа Глоссоп по совету Берти Вустера отказался от обед, а потом крался в кладовку, чтобы похитить и сожрать традиционный пирог с телятиной и почками? Если бы в кладовке не оказалось пирога, пришлось бы сидеть голодом до завтрака.

- Какие именно звуки?"- поинтересовалась твоя тётя. Странные звуки", - объяснил твой дядя. Вот тогда Анжела, змея подколодная, заговорила. "Должно быть, их издавал мистер Глоссоп во время еды", - сказала она и бросила на меня высокомерный взгляд, какой возвышенные одухотворённые девы бросают на толстых обжор, чавкающих на весь ресторан. Она словно давала мне почувствовать, что мой живот бьётся о коленки, а шея настолько заплыла жиром, что кожа висит складками. Затем, всё тем же неприятным тоном, она продолжала: "Я забыла тебе сказать, папа, что мистер Глоссоп садится за стол три-четыре раза за ночь. Это помогает ему продержаться до завтрака. У него удивительный аппетит. Посмотри, он съел почти весь пирог с говядиной и почками".

Вот такое отношение было среди английского дворянства и джентри к тем, кто ест в неурочное время. Напротив того, в Ирландии были приняты вечерние и ночные чаепития, которые иногда растягивались до утра. Красочное описание такого полночного чая приводится в романе Марии Эджуорт "Замок Рэкрент".

Так какая же стратегия питания разумнее: суровый режим или привольное когда-хочу-едение? Ответ на этот вопрос я нашла в воспоминаниях ирландского поэта Уильяма Батлера Йейтса.

Детство будущего нобелевского лауреата прошло в графстве Мейо, у моря. Там очень живописные места, скалы, обрывы, утёсы, террасы и тому подобное.

У молодого Йейтса был хороший приятель, мальчик-англичанин из высокопоставленной семьи. Однажды поехали они на морскую рыбалку. Клёв был отличный, и воодушевлённые рыбаки не заметили, как начался отлив. Ну, всё, до прилива к берегу не причалить. Надо сидеть в лодке и в прямом смысле ждать у моря погоды. То есть повышения уровня воды.

По первости англичанин держался уверенно, травил байки про школу-пансион и похвалялся уловом. Но чем ближе подступало время обеда, тем беспокойнее он становился.
- Поесть ничего нет? Поесть ничего нет? - то и дело переспрашивал он.
Но провизии ребята не захватили.

В половину восьмого английский мальчик со стоном схватился за живот и сполз на дно лодки. Рефлекс, как у собаки Павлова: желудочный сок, вышколенный многими годами режима, добросовестно выделился, не нашёл, чего бы такого переварить, и бодро начал разъедать стенки желудка. Не позавидуешь англичанину! И, что характерно, грёб к берегу и тащил беспомощного товарища на себе молодой Йейтс, у которого дома строгое расписание было не в чести. Отец Йейтса, человек умный и практичный, услышав о столь бедственном событии, сказал одну фразу:

- А как они воевать-то собираются??
Tags: книги, первая песенка - поесть хочу, старые истории
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 19 comments