Ольга Майорова (maiorova) wrote,
Ольга Майорова
maiorova

Category:
В 1670 году Хью отправился во Францию, рассчитывая продать тайну щипцов доктору Франсуа Морисо, одному из самых известных французских мужчин-повитух [Примечание: Мужское акушерство получило во Франции чрезвычайное развитие после того, как фаворитка Людовика IX родила с помощьюю мужчины-повитухи. Утверждается, что акушер, Жюль Клеман, принимал новорожденного с завязанными глазами, исполняя требования монарха. Карьера его пошла вверх, и он сделался лейб-акушером испанской королевской семьи]. Морисо предложил пари: если Хью докажет делом, что его знаменитая «Метода» позволяет эффективно и быстро осуществлять родоразрешение, то он, Морисо, приобретёт её за десять тысяч золотых.

Для эксперимента француз выбрал двадцативосьмилетнюю первородящую, страдавшую рахитом — искривлением костей вследствие плохого питания. Болезнь изуродовала ей таз настолько, что прохождение младенца через родовые пути было практически исключено. Воды у роженицы отошли четыре дня назад, что, по-видимому, привело к распространению инфекции. Чемберлен высокомерно вошёл в родильные покои со словами: «нет ничего проще». Три часа спустя подопытная женщина умерла. Сообщалось, что Чемберлен пронзил её матку щипцами, отчего она истекла кровью. Однако, возможно, что она умерла от инфекции. Нужно сказать, что об этой молодой женщине, положившей жизнь на алтарь спора двух медиков, очень немногое известно. Согласилась ли она сама на родоразрешение с помощью британской «методы»? Знала ли вообще о том, что участвует в пари? Морисо пытался спасти младенца, сделав чревосечение на трупе матери, но ребёнок тоже погиб.

Что же касается Чемберлена, он возвратился в Англию без денег, но с уязвлённым самолюбием. Однако в конечном итоге смеялся последним именно Хью. Он отомстил так: купил экземпляр последней книги Морисо «Болезни женщины и дитяти», перевёл на английский язык, но прибавил несколько уничижительных замечаний, оскорбляющих французского врача. Ему удалось заработать на издании перевода 30000 фунтов стерлингов, поскольку авторских прав тогда не существовало.

Однако вскоре Хью вновь прогневал Королевский медицинский колледж, выпустив правила для пациентов, как отличить хорошего доктора от скверного. Вскоре Королевский колледж обвинил его в незаконной практике и оштрафовал на десять фунтов по обвинению в непреднамеренном убийстве пациента. Хью дал рвотное и пустил кровь молодой женщине, у которой на шестом месяце беременности случился выкидыш. Несчастная умерла почти сразу после «лечения». Признаться, назначенные Хью средства ничем не отличались от общепринятой медицинской практики того времени. Применением рвотного выводили из организма яды.

Но неугомонный Чемберлен продолжал фонтанировать идеями на благо родины. Он предложил создать земельный банк, разработал концепцию национальной системы здравоохранения, программу повсеместной уборки улиц и наконец, государственную службу предотвращения торговли испорченной провизией. Ни одно из этих предложений не было реализовано при его жизни. Британская служба здравоохранения была создана в 1948 году, два с половиной века спустя.

В конце концов Хью переехал в Голландию, где продал своё изобретение — щипцы, некоему непорядочному лекарю, который поставил производство на поток и по колоссальной цене торговал заведомо неисправными инструментами. Есть и другая версия — якобы Хью продал ему только половину щипцов, а это ведь всё равно что половинка ножниц.

Сын Хью Чемберлена, Хью-младший, открыл публике секрет щипцов в начале XVIII века. Кроме того, он убедил своего друга, герцога Бэкингема, воздвигнуть в северной галерее Вестминстерского аббатства памятник Хью-старшему. Он стоит и сегодня, прославляя вликодушие династии врачей: «В нерушимую благодарность за спасённую при самом рождении жизнь, Эдмунд, герцог Бэкингем, установил сей надгробный монумент мужу безупречному и милосердному». Далее надпись гласит, что Хью «неоднократно спасал от гибели единственных наследников благороднейших семейств и выдающихся подданных нашего драгоценного отечества», что он был человек «столь великой доблести и духовной высоты, личность, столь исполненная щедрости, и натура, столь оригинальная и свободомыслящая, что можно было бы предположить его семейство древним и ведущим своё происхождение от достославного предка, когда бы не было доподлинно известно, что дело так и обстоит: четыре сотни лет, как род его ведётся от дальней ветви графов Танкервильских».

Уйдя на покой, Питер Чемберлен хранил самые первые «Чемберленовы щипцы» в своём сельском особняке, в ларце под полом, явно рассчитывая беречь секрет во веки веков. В 1813 году — много лет спустя после его смерти — этот дом купили некие молодожёны, пригласили к себе новоиспечённую тёщу, а та заметила в паркете трещину. Она подняла доски, и что же? Там оказался старинный разукрашенный ларчик. Даже если эта женщина, её дочка и зять знали, что в их доме некогда жил доктор Питер Чемберлен, они либо не знали этого имени, либо не связали её с акушерским ремеслом. Так или иначе, вскрыв ларец, семейство было склонно выбросить его содержимое на мусорную кучу. Однако что-то надоумило их показать странную вещицу знакомому хирургу на пенсии. Тот сразу оценил значимость находки.

В ларце находились те самые, первые акушерские щипцы Чемберлена, которые великое множество повитух, медиков и матерей мечтали увидеть хотя бы одним глазком с начала XVI столетия. Да, их могло бы постигнуть разочарование, ибо выглядела эта великая тайна, точно два суповые ложки, соединённые пружиной. Изобретение Чемберленов состояло в том, что ложки можно было свести воедино, аккуратно обхватывая ими голову младенца. Для историка медицины, тем более для любителя, получить такой сундучок было всё равно что для современного палеонтолога — чудом обрести полный скелет тираннозавра. Обнаружение щипцов Чемберлена открыло миру один из самых старинных фамильных секретов.

Со времён первого Чемберлена вокруг щипцов в акушерской среде велись яростные дебаты. Американские медики специально ехали в Европу обучаться у виртуозов родоразрешения с помощью щипцов. Однако к XVII столетию доктора, акушерки и беременные женщины всё чаще беспокоились, подозревая, что это орудие калечит едва ли не больше, чем лечит. И славный доктор Уильям Смелли, и Уильям Хантер применяли щипцы — но исключительно редко. Журнал “Домашний спутник леди” призывал медиков применять травы, а не хирургию. «Терапевт пола женского» (учебник для врачей-мужчин, посвящённый тому, как лечить женщин, а не книга о терапевте-женщине, как может показаться современным читателям) вдобавок к травам предлагал различные акушерские манипуляции — но щипцы отвергал. Некая повивальная бабка утверждала, что женщины после кратковременного «ослепления блеском щипцов» поняли, насколько это «опасные заменитель женских рук». И действительно, в характерной для медиков манере сочинять мстительные поэмы, Джон Моубрей, автор «Терапевта пола женского», написал стихи о вреде щипцов:

Убивая больше младенцев, нежели спасая,
Калеча больше женщин, чем разрешая от бремени,
Воистину: если они могут изранить Мать, умертвить Дитя
и с мучительной болью и невыразимым страданием
Извлечь его из чрева по кусочкам,
А наивные зрители аплодируют столь искусной работе
и сулят убийце богатые награды.
Однако буду краток: я советую таким лекарям
оставить акушерство и уйти в мясники,
ибо в таком случае они хотя бы продадут тех, кого зарезали.
Tags: get me out
Subscribe

  • Песня для вздохов и стонов

    Черкесским воинам по соображениям этикета предписывалось никогда не вздыхать, не стонать и тем более не плакать. Но как быть, когда надо, например,…

  • Литовские песни про деревья

    Дзукийская военная песня, исполняет Броне Богушене-Варнелите. Текст: Oi sūnelia dobiłėlia, Ko pavirtai ųžuołėliu? O žirgelis šiauru vėju? Oi…

  • О «Луке» и других

    Сделали полезное дело, сводили дочь на мультфильм «Лука», утренние сеансы проспали, так хоть на дневной. Главная проблема похода в…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment