Ольга Майорова (maiorova) wrote,
Ольга Майорова
maiorova

Category:

Не мысль, а так, мыселька

Наконец-то понимаю, чем меня не устраивает недавно представленная концепция семьи "он и она против жестокого мира" (с). Звучит ничего себе, романтично: сразу воображается бревенчатая хижина в лесу, отдалённый волчий вой, Она штопает носки и напевает псалом Девяносто первый, Он чистит ружьё. Фронтир, короче. Дикий Запад. Лакотские дети и престарелые, в которых попадут пули из начищенного ружья, ещё не догадываются, что васичу назначили их жестоким миром, и спят спокойно. Стоп, меня заносит. В целом идея понятна, "жестокий мир", против которого объединяется новоявленная чета (обязательно Он и Она), - это уже давно не враждебная дикая природа. Таковой попросту практически не осталось. Это - социум. Социум действительно суровый, нередко - жестокий и даже беспощадный.

А на деле - что и есть семья, как не пресловутая ячейка общества, в которой, как в капельке воды, отражается всё общество со всеми своими проблемами? Пресловутые Он и Она в этом жестоком мире произошли на свет, адаптировались, обустроились и вдруг этак раз! - и давай против него дружить. А он, мир, устами своих проповедников, политиков, экономистов благословил их на эту дружбу: типа, объединяйтесь против меня, други любезные, а я вам скидку на ипотеку. Опять-таки логика понятна: для поддержания солидарности даже с самыми неожиданными соратниками общий враг насущно необходим. Как там писал Черчилль? Если бы Гитлер вторгся в ад, я бы по крайней мере замолвил за дьявола словечко в Палате общин. То есть семья будет крепка там, где всё, что расположено за стенами home, sweet home, будет - или по крайности будет расцениваться как - гитлер-гитлер-гитлер и кромешная преисподняя.

Но есть одно маленькое "но": получается, что "он и она", объединяясь против "жестокого мира", выбирают тем самым не общественные ценности, а семейные. Условно говоря:
- всё в дом, всё в нору;
- это сукин сын, но это наш сукин сын;
- я бы предпочел, чтобы он находился со мной в палатке и мочился наружу, чем находился снаружи и мочился в палатку;
и так далее.

Но общество отнюдь не ощущает себя обмоченным, вот в чём штука. И напротив того, оно всячески подкрепляет и поддерживает эти растущие как грибы ужасно антиобщественные союзы. А союзы преусердно исполняют свои ужасно антиобщественные функции, как-то:

1) репродуктивную (плюс образовательно-воспитательную) — рождение, взращивание и адаптацию новых членов общества, то есть "жестокого мира", согласно правилам и обычаям этого самого "жестокого мира";

2) экономическую - хозяйственное благоустройство согласно требованиям "жестокого мира";

3) регенеративную — наследование статуса, фамилии, имущества, социального положения по законам всё того же "жестокого мира";

4) функцию первоначального социального контроля — комментарии излишни;

5) социально-статусную — воспроизводство социальной структуры "жестокого мира";

6) рекреативную и примыкающую к ней духовно-психотерапевтическую — позволяет членам семьи удовлетворять потребности в отдыхе, досуге, благополучии, духовном развитии, симпатии, уважении и признании, эмоциональной поддержке, психологической защите. А то чего доброго, жестокому миру придётся взять эту дребедень на себя. А он же жестокий, он же не умеет.

То есть союз полностью обслуживает нужды общества, является плотью от плоти и кровью от крови этого общества, и при этом утверждается, что он - некий противовес обществу, убежище от его "жестокости". Где логика? (с) старый еврейский анекдот.
Tags: семьи
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments