кот

(no subject)

Докладываю обстановку: в квартире после нескольких проветриваний, большой стирки и влажной уборки дышать стало полегче. На лестничной клетке по-прежнему попахивает дымком, а если зайти в лифт, запах гари настолько сильный, что я сегодня спускалась и поднималась в два приёма. Несмотря на маски. Доехать этажа до пятого, выйти там на балкон, подышать свежим воздухом, опять зайти. Вспоминала Зощенко:

Вдруг казначей покачнулся на кровати и говорит:
— Мне надо, знаете, спешно идти по делу.
И сам подходит до окна и в щёлку дышит.
И сам стоит зелёный и прямо на ногах качается.


В довершение сходства кошку тошнило у ведра. Но это наверняка не от дыма, а от того, что нечего воровать чужой сухой корм, когда ты на строгой медицинской диете.

Якобы ходил участковый и всех опрашивал. Нас не опрашивал, врать не стану, но уже не первый раз эти поджигательские художества, причём на одном и том же этаже. Может быть, что-нибудь и надедуктирует наш участковый.

Обещанная греческая богоявленская колядка:



Осторожно, оно привязывается!

Оригинал:

Collapse )

Collapse )
кот

Опять немножечко горим

Эпопея «ни одного православного праздника без казусов», о которой я уже писала, продолжается. В рождественский сочельник мы слегка горели, в крещенский коптимся. Добрые люди в прорубь окунаются, а мы в клубах дыма плаваем. Как Бутеноп и Глазенап, представляя Главный штаб.

Самое главное, я уже ложилась спать, я уже задрёмывала, но котик развозился, и я с усилием встала проверить, отчего он такой растревоженный. А котик Фенюшенька понял всё раньше нас и забегал именно с целью разбудить весь дом: караул, горелым пахнет. Обнюхали всю кухню, решив по привычке, что забыли в духовке очередную запеканку из всего сразу. Так ведь нет, разило в прихожей. Я выскакиваю на лестничную площадку -- бой в Крыму, всё в дыму, ничего не видно. Аж глаза заволокло. Соседи стоят на балконе, перекуривают спокойненько:
-- Добрый вечер! Если можно так выразиться...
Я им:
-- Добрый вечер! Мы случайно не горим?
-- Вроде нет, вроде уже вот, приехали, -- и показывают на улицу. А там стоит пожарная машина.
В половину второго ночи толпятся зеваки, и шланг протянут на третий этаж. Ну что ты будешь делать, какие-то раздолбаи подожгли мусоропровод. Случайно ли, намеренно -- но провоняли всю парадную. Полночи мы проветривали, а попахивает до сих пор. Волосы, полотенца... пуховик мой превратился в химическое оружие. Лексеич, вдумчиво принюхиваясь к одеялу:
-- Ой, костерком потягивает!
В чистом виде анекдот про клопа и оптимиста. Перестирываем полностью постельное бельё, куда деваться? Я бы ещё и сами одеяла перестирала, но тогда придётся укрываться тошной и жаркой приданой периной, которую мне втиснули, потому что в приданом обязана быть перина.

Upd.: Да что ж такое, шторы тоже разят дымом!
кот

Кто вы?

Тест шуточный, но, как говорится, в каждой шутке есть доля шутки:



Перевод: ляссе = законопослушный добрый
указатель предложений = нейтральный добрый
обрывок бумаги, чек, рецепт = хаотический добрый
пользуюсь электронными книгами = законопослушный нейтральный
закладки = истинный нейтральный
листик, засушенное растение = хаотический нейтральный
запоминаю страницу = законопослушный злой
оставляю книгу раскрытой корешком вверх = нейтральный злой
загибаю угол страницы = хаотический злой
кот

О домашней музыке

Уважаемые читательницы, а у кого-нибудь есть дома глюкофон? Или ханг, или фимбо, или хэппи драм, или Handpan -- несколько их, модификаций лепесткового барабана. Мама хочет подарить нам это самое фимбо, ей понравилось, как звучит. Мне тоже нравится. Сама идея, что слажать на этом чуде человеческого разума невозможно, очень греет душу. Интересует:

* как его обслуживать?
* как настраивать, если надо настраивать?
* надоедает ли он детям, и если надоедает, то когда?
* не поколотят ли нас соседи? У нас и так рядом живёт преподавательница флейты...
* боятся ли его кошки?
* вообще всё, что вы хотите об этом диво-инструменте рассказать.

Ханг мы слушали на фестивале в Юсуповском саду -- мы слушали исправно, а Эмилия под гармонии космических созвучий убаюкалась. Каюсь, искала в интернете, где бы приобрести, но отдать три зарплаты как-то страшновато. А фимбо и по деньгам доступны, и для ребёнка легче в употреблении, потому что меньше.

Звучать оно будет примерно так:

кот

О юбилее

В ленте читаю стихи Мандельштама и невольно вспоминаю, откуда у меня на полочке взялась первая его книга. Волонтёрила я в одном почтенном социальном учреждении -- как тогда бывало, пришла потусоваться, а выяснилось, что волонтёрю. Красивое имя, высокая честь. Отправили меня разбирать кладовку. Сначала я нашла там кучу одежды, которую торжественно вынесли к пухто, а заодно чуть не выбросили спецодежду уборщицы. К счастью, она засекла нашу беготню и спасла фартук, косынку и рукавицы.

Потом я нашла зимнее пальто.

Потом бумагу для принтера.

Потом — вполне сохранную новогоднюю гирлянду и маленькую люстру.

Потом какой-то спортивный инвентарь. Уже не помню, какой именно, за давностью лет.

Потом — напомню, в комнатушке два на два — здоровенный сейф, который так и не получилось открыть.

Потом, с надсадой и with a little help from my friends отодвинув пудовый сейф (Тимур помог, а остальные все презренные сачки) — стопку перевязанных бечёвкой книг Мандельштама «Камень». Вот того самого, в обложках цвета хаки, из серии «Литературные памятники»:



Я сняла верхний томик, раскрыла наобум и прочла с выражением:

Сухой и чёрный, безбровый, худой, как Химера, с головой, напоминавшей, по его собственному признанию, очищенный и поджаренный орех, пряча шпагу в полуженском одеянии студента, — Виллон жил в Париже, как белка в колесе, не зная ни минуты покоя. Он любил в себе хищного, сухопарого зверька и дорожил своей потрепанной шкуркой

Тимур заглянул в кладовую и с неподдельной тревогой спросил:
— Ты там нормально?
— Мандельштама раскопала, — ответила я и протянула ему книгу.

Находка неожиданно произвела фурор. И волонтёры, и сотрудники — все получили по «Камню», листали, зачитывали любимые строки. Заведующий ворчал:
— Занимаемся неизвестно чем. А в понедельник, между прочим, приедут из комитета по культуре.
— Ну и пусть приезжают! Приедут, а мы здесь сидим такие культурные-культурные... начитанные-начитанные... с томиками Мандельштама в руках, — сказала его заместительница и засмеялась.

Летают Валкирии, поют смычки.
Громоздкая опера к концу идёт,
С тяжелыми шубами гайдуки
На мраморных лестницах ждут господ.

Уж занавес наглухо упасть готов;
Ещё рукоплещет в райке глупец;
Извозчики пляшут вокруг костров.
Карету такого-то! — Разъезд. Конец.


Я себя вообще в том возрасте — 16-20 лет — ощущала как старьёвщица на огромной роскошной свалке. Добывайка-переросток — то там сэкономлю, то сям, то тут подработаю, то здесь, то одно раздобуду, то другое. Миллиметр за миллиметром отвоёвывание частного пространства, секунда за секундой урывки личного времени, песчинка за песчинкой строительство собственного муравейника. Разъезд. Конец.
кот

О кочерге

Давно дело было. К моим друзьям приезжал в гости на дачу приятель из Москвы, ужасный сквернослов, матерщинник. Но матерщинник художественный, из тех наследников соболевского Помпея Карасёва, за которыми ходят с блокнотами и чуть ли не с козлиными пергаментами и конспектируют, конспектируют... И вот он поднялся с утра и решил пошевелить кочергой угли в камине. А кочергу до этого в камине забыли, и она была раскалённая. Вот наш великий ругатель хватается голой рукой за раскалённую кочергу, и у всех домашних перехватывает дыхание: как-то он сейчас выразится?
Поморщился и объявил:
-- Ну очень тёплая кочерга.
кот

Кто про что, а я про праздники

Старый Новый год -- каков оксюморон! Абсолютно джойсовское что-то (к слову, сегодня годовщина его смерти). О существовании этого удивительного празднества я узнала уже в школьные годы. То есть мы с братом были ребята подкованные, читали в детской энциклопедии про кургузый месяц мерцедоний и декрет о введении западноевропейского календаря в 1918 году — но что по юлианскому календарю до сих пор что-то отмечают, оставались в неведении. И то сказать, с нашей семейной концентрацией январских торжеств ни на какие Старые новолетия уже не оставалось ни сил, ни средств, ни здоровья. Сначала новогодне-рождественское веселье, потом день рождения брата, потом день рождения бабушки... Даже если обойти вниманием Крещенье, которое как раз наутро после бабушкиного дня рождения, согласитесь, некоторая передозировка застолий уже ощущается. Цо занадто, то не здрово.

В семье отца наверняка отмечали Васильев день, то есть именины отца и деда. Это допускалось, если не слишком буйно и шумно.

Короче говоря, когда мне соученица рассказала, что, кроме обычного Нового года, существует ещё и Старый, я решила, будто она меня разыгрывает. И не верила. В конечном итоге меня убеждала уже половина класса с учительницей во главе, и только существование фильма «Старый Новый год» худо-бедно меня убедило. Уважаемые читательницы, а как его праздновать-то? Одноклассницы в этот вечер гадали и вызывали Пиковую даму и матного гномика, но, кажется, безуспешно.
кот

Растим детей всем обществом

Любопытная статья (англ.) о группе американских семей, решивших объединиться ради взаимопомощи в воспитании детей. Самоотчёты родителей и детей прилагаются: https://viewpointmag.com/2017/01/26/we-made-a-village-for-the-kids-reflections-on-the-prairie-fire-organizing-committee/ .

Помните африканскую пословицу, которую часто цитировал Ньюфелд: "Ребёнка воспитывает не мама, ребёнка воспитывает не семья, ребёнка воспитывает вся деревня"? Вот люди собрались добровольным оркестром хемулей, то есть я хочу сказать, командой заботы о детях, и создали такую деревню. Collapse )
кот

Джоан Баэз

Просидела в лесу восьмидесятилетие любимой певицы. Непорядок. Надо поздравить. Начну, по традиции, с того, что первое слушала:



Текст, который исполняет Баэз, -- это английский перевод песни из идишского мюзикла "Эстерка и Казимир Великий":

Collapse )

Поэтический перевод Анатолия Пинского

Collapse )

Collapse )

Если надо тексты и переводы, я выложу. У меня всё это есть.
кот

Как отдохнули

Подводя итоги, скажу, что в «Лосево-парке» мне гораздо больше понравилось, чем полгода назад в мажорской «Жемчужине». Во-первых, там спокойно. Пусть корпуса поскромнее, пусть обстановка в номере не шик-модерн, но зато нет такой проблемы, как слышимость. В «Жемчужине», помню, и все соседские разговоры хоть под диктовку записывай, рай шпиона, и сама чихнуть боишься -- тут же соседи на пороге: «Вы знаете, вас так слышно!» Товарищи, знали б вы, как вас самих слышно... В «Лосево-парке» у нас по соседству жили и семьи с малыми детьми, и шумные молодёжные компании -- никаких трудностей. На территории лес лесом, не застроено, нет попыток сделать Версаль или Петергоф с фонтанами и клумбами, просто себе красивый сосновый лес. Замечены а) кузница дятла -- не завидую тем, у кого он в соседях, б) шишки с беличьими погрызами. Самоё белку не встретили. Может быть, плохо искали. Вообще благодать. Муж на лыжах покатался, дочь -- на санках, и, кстати, по полосе препятствий полазила с удовольствием. ничуть не хуже полоса препятствий, чем жемчужинская. Я в три часа ночи гуляла вдоль берега Вуоксы, слушала шум порога -- никаких симфоний не надо. В общем, если бы не цветомузыка, возомнила бы, что угодила в рай.

Ресторан располагался в главном корпусе, но ходить туда по снежку очень нравилось. Звуковое оформление -- к сожалению, МузТВ. Вот так пришлось ознакомиться с творчеством Алишера Моргенштерна и Клавы Коки. Клава Кока не самое страшное в жизни. В отличие от Моргенштерна и тошнотворной пошлой рекламы, которую МузТВ крутит без конца. Завтраки скромные, культурные: ветчина-сыр, блинчики-булочки, чай-кофе, морс в кувшинчиках. Каша в основном овсяная или геркулес. Вообще чем мне нравится этот ресторан, готовят не много всего разного, но что готовят, то уж готовят. Вареники с картошкой и восхитительные десерты мы ещё в предыдущий приезд оценили, а эта поездка прошла под знаком макаронных изделий. Спагетти украшались форелью, окутывались грибами, контрабандой проникали в знакомый всем с детства суп-лапшу на золотистом курином бульоне. Первых блюд было всего три, и все три — лапша, финская уха и солянка — интересные. Цены... цены лосевские. То есть что-то, вареники и пельмени, например, много дешевле, чем в городе, а что-то, скажем, в ту же цену, если не дороже. Апофеозом стала форель за четыреста двадцать рублей. Четыре ломтика отличной, заметьте, солёной рыбы, четыре кусочка масла (великолепного, кстати, масла), четыре полукружия лимончика. Четыреста двадцать рублей. При этом селёдки нет, селёдку съели ещё третьего, и теперь селёдка будет только после праздников. Ну, ладно. Я не спорю. Надо же было попробовать, что за такая фантастическая форель за четыреста двадцать рублёв. Тем более если селёдку съели. Совершенно не приходится удивляться, почему её съели, эту селёдку.

Арендовать можно лыжи, сани, коньки и отвратительное исчадие человеческого неразумия, называемое «плюшки». Когда я стану императрицей галактики, первым же декретом запрещу эти девайсы, а мир во всём мире установлю уже потом. Плюшки нам даром были не нужны, а санки и лыжи были свои. На территории есть горки, лазалки, украшенная рождественская ёлка прямо на корню -- и рубить не пришлось мужичку под самый корешок. Жить можно.