кот

Котообразные развлекают сами себя

Сегодня в пять утра вскочила как ошпаренная: показалось, что окна открылись. На самом деле, к счастью, не открылись, хотя дунуло в них знатно. Аж стёкла задребезжали.  Снова моментальная перемена декораций: порывы шквалистого ветра, снежная крупа горстями об стены, дождь, и даже, кажется, с градом.  Коты сначала ничего не поняли, потом опять ничего не поняли, но испугались и принялись справляться со стрессом в естественной манере. Просили есть.

Сначала Феникс мурлыкал-мурлыкал, мурлыкал-мурлыкал, я встала, насыпала ему мягкого корма. Потом Коха стала бросаться на дверь кладовки и орать фальцетом. Выдала ей порцию сухого корма. А раз я выдала корм Кохе, значит, и Сметанка голодная не уйдёт. Будет кидаться под ноги, мякать, вякать, страдать, но в очередной, третий раз поужинает. Или в первый раз позавтракает. В первый из десяти.

Наконец ложусь. Уже к шести идёт. Снится, что к кровати со  страшным сипением подходит Дарт Вейдер и ну прыгать на  матрасе. Вот гад! Наматрасник-то новый! Просыпаюсь. Никакого Дарта Вейдера. Только Фенюха лежит в ногах и злобно мурчит. Чу! Сопение ситха доносится из корзинки, котовьего логова.

Вы представляете, там сидела Сметанка. Ну, теперь Феникс начнёт её гонять, как раньше гонял Коху за узурпацию царского ложа. 

Upd: на Васильевском счастливые люди наблюдали неустойчивость Кельвина-Гельмгольца. Она такая хорошенькая!



Фотография отсюда: https://www.fontanka.ru/2020/04/03/69069655/
кот

О выходе

Сегодня первый раз с субботы вышла из дому. Простите за избитый штамп, как в другой мир. Вот только что сияло солнце, цвели мать-и-мачехи (с двадцать первого, между прочим, цветут), пели синицы своё непреходящее ци-ци-фи, и грелся, раскинувшись на тёплом пандусе, Сопляк, хилый и тщедушный трёхлетний кот размером с полугодовалого котёнка. Сопляк расслаблен, но неуловим. Отнести его к ветеринару не удавалось ещё никому. Я вынесла ему корм в мисочке, и пока животное, жадно косоурясь, насыщалось, стояла в сторонке и делала ему выговор. Сопляк, говорила я укоризненно, зачем же ты дичишься, зачем косоуришься? Поймайся, поймайся, только поймайся, и на шёлковой подушке будешь спать, котосвин японский. Бута-нэко.

Японский котосвин внимал и лопал, как в басне Крылова. Дичиться же не переставал.

Из-за кустов голос:
-- Простите, с кем вы разговариваете?
-- Да котишка тут один...
-- А-а.

И сегодня - снег лежит, дождь моросит, по ногам дует... Словно небесный художник переменил декорацию. Колотун такой, что я в пуховике вымерзла, как тюльпанчик. Немногочисленные прохожие обходят друг друга по дуге. Рекомендуемое расстояние есть рекомендуемое расстояние. Торопятся курьеры, пешие и на велосипедах. Книжные оба закрыты. На библиотеке объявление:

Не работаем с 28 марта до окончания вирусной пандемии

Сусичная, где ещё недавно яблоку было негде упасть, темна, пуста, заперта на замок. Погасли огни в цветочных ларьках. Зато ломбард действует и пивняк. Самые востребованные будут заведения, как я погляжу. Боялась, что увижу закрытым "Пироговый дворик" и разревусь постыдно прямо посреди улицы. Не то, чтоб я была такая уж "поклонница Пирогового дворика", я даже слова такого не знала -- пироговый до их появления, а всё равно жалко. Столько связано... Смотрю, открыты, и вывеска свежая висит:

Магазин фирменной продукции
кот

О причудах памяти

Помните, у братьев Стругацких в «Волны гасят ветер» была трогательная эпизодическая героиня Марина Равич, скромная и кроткая особа с медицинским не то ветеринарным образованием, у которой особый талант — «азартно и с удовольствием» решая поставленную проблему, в итоге находить решение совершенно другой проблемы, знакомой ей чаще всего понаслышке-поначитке. Если есть такое слово «поначитке». Должно быть.

Определить заранее, какую именно проблему она решит, видимо, невозможно в принципе... Прочитав эту фразу, я поняла, что нашла, пусть и в художественной литературе, свою товарку по несчастью. Да. Вот так всегда и было. Единственная разница, у меня такое бедствие не со всем мышлением в целом, а только с памятью. Collapse )

кот

Приходи ко мне вчера -- будем радио смотреть

Телевизора нет, так, кроме шуток, радио смотрю. К предыдущему посту -- в ночь с субботы на воскресенье два часа была прикована к Ю-тубу.  "Ночной дозор военврача". Ведущий -- небезызвестный борец с медицинскими мифами Алексей Водовозов, действительно военврач. Ни одного замечания по поводу внешности! Вот ни одного. Кто б усомниться мог? Хотя снимают его постоянно очень неудачно -- так бликует, что лицо ведущего кажется покрытым экземой.

Что касается содержательной стороны радиоэфира, Водовозов настоятельно рекомендовал вводить карантинные меры.  Видимо, был услышан властями предержащими. Конечно, гениальная идея ходить в гастроном в противогазе не нашла во мне душевного отклика, хотя с другой стороны -- пуркуа бы да не па? Сразу вспоминается бессмертная сцена из "Золотого телёнка":

-- Гражданин, вы отравлены!



Кроме того, у почтенного просветителя шесть кошек. Шесть. Подозреваю, что к концу этой опупеи наше поголовье тоже умножится.

Ссылка: https://www.youtube.com/watch?v=0b7qaztCRbI&t=1s
кот

(no subject)

Сегодня ночью, вместо вещего сна под пятницу, слушала на ю-тубе радиоэфир своего любимого Центра Архэ с участием Александры Архиповой. "Пандемия. Взгляд антрополога" называется. Захотелось вот социальной антропологии на сон грядущий.

И что вы думаете? Мне всё удовольствие испоганил чат, в котором вообще предполагались умные вопросы и интеллектуальная дискуссия. Вопросы были, и весьма толковые, но уже в конце, а в продолжение лекции как таковой лекторскую персону разбирали по косточкам. И как она говорит, и как она одета, и как подстрижена, и какой на ней головной убор, и как она поигрывает ручкой, и какая у неё кофейная чашка антигигиеничная. Обыкновенная чашка, что за вздор, ничего антигигиеничного. И, в полном соответствии со статьёй той же А. Архиповой о кампаниях ненависти в интернете, каждый второй комментарий, подписанный мужским псевдонимом, -- о внешности. Модератор это всё подтирал по мере возможностей, но возможности, конечно, не безграничны.

В одном примере госпожа Архипова имела неосторожность упомянуть тридцать седьмой год, и благодарная аудитория какое-то время весело шутила и на эту тему. Потом опять вернулись на круги своя. Слишком много сильно-независимости -- припечатал под занавес ещё один мужской псевдоним. То есть мудроженственность теперь предписывается и ex cathedra проявлять. В противном случае "картошка гарь, хозяйка тварь, плевать на ваши именины".

Я, честно говоря, здорово против критики ведущих в прямом эфире. Это ни к чему. Внешность, манера говорить. Как у Валерия Попова книжка есть "Все мы не красавцы", так я с тем же успехом могла бы написать книгу "Все мы не Цицероны". Понятно, здорово, когда в одном и том же индивидууме соединяются и хорошая дикция, и красноречие, и знания, и готовность эти знания распространять. Но так бывает не всегда. С. Аверинцев "р" не выговаривал, М.Л. Гаспаров заикался, Толкин говорил так невнятно, что разбирали через два слова на третье. И все терпели и внимали. Ибо. Охота брюзжать, на здоровье -- но по существу.

Задали вопрос, есть ли средство отличить фейк от правдивой информации. Г-жа Архипова ответила просто:
-- Да, такое средство есть, оно называется университет.
И то не всем помогает.
кот

Из книги О. Сенковского "Фантастические путешествия барона Брамбеуса"

Карантин есть маленькое независимое государство, не признающее никаких законов, кроме аллопатических, никаких властей, кроме штаб-докторской. Это кусок планеты, завоеванный медициною у человека и управляемый страшным врачебным деспотизмом. Рецепт здесь то же, что фирман в Турции. За всем тем, говорят, можно жить безопасно и под медицинским правлением: только не надо жаловаться ни на какую боль в теле; не надо стонать, ни даже морщиться, потому что и там есть доносчики.

Collapse )
кот

"Любовный напиток", финал и апофеоз

Второе действие знаменитой оперы, как вы, наверное, помните, открывается эпическим хором сплетниц: бедолага дядюшка в городе умер, и Неморино, деревенский простачок с метлой, стал миллионером. Эта нехитрая мысль поводится несколько раз, прежде чем проникает во всей полноте в крестьянские головы. *голосом мультяшной вороны* Счастье привалило! Счастье привалило! И кому? Дураку, всё по пословице: дурак спит, а счастье у него в головах стоит. Джаннетта приложила бездну усилий, чтобы рассказать всем и каждому. Не сообщила только лучшей подруге Адине. И это заставляет нас призадуматься, что это за дружба такая? Может быть, Адина настолько не терпит всякой трепотни, что и Джаннетте, практически -- наперснице, запретила переносить вести? А может быть, Джаннетта сама собирается попытать счастья с новоявленным богачом?

Collapse )
кот

Об историях тысячного года

У меня не получаются посты, приуроченные к круглым датам. То забегаюсь, то забуду, то простужусь и как-то совестно рассыпаться в дифирамбах и одновременно путаться в соплях. Поэтому пост из разряда "восемь лет и один день". Восемь лет и один день назад умер Тонино Гуэрра. Одни знают его как уникального сценариста, другие восхваляют как режиссёра, третьи знают наизусть его стихи в переводе Ахмадулиной или даже в оригинале. Я, кроме шуток, знаю женщину, посмотревшую почти все фильмы, снятые по сценариям Гуэрры, а их более ста. Почти, потому что она из принципа не смотрит раннюю кинокартину "Банда кокоток", подозревая, и, кажется, не без основания, что сюжет похабный.

Моё первое знакомство с Тонино Гуэррой состоялось в детстве. Скажи мне тогда кто-нибудь, что соавтор любимой книжки (другой соавтор, Луиджи Малерба, тоже, кстати, замечательный писатель) и творец "Забриски Пойнта" и "Брака по-итальянски" -- одно и то же лицо, я поплелась бы смотреть и испаскудила бы себе всё удовольствие от шедевров кинематографа, потому что ничего не поняла бы. Я и сейчас не понимаю, хоть и смотрю с удовольствием.

А вот, собственно, книжка:



Тридцать с лишним лет перечитываю и всегда у неразлучных друзей рыцаря Тысячемуха и вилланов Початка и Недорода, вечно голодных, но неистощимо изобретательных, нахожу что-то новое, насущное.

О том, каково быть чьей-нибудь правой рукой:

[Spoiler (click to open)]Кондотьер позвал своих адъютантов и офицеров на церемонию принятия на службу новой правой руки.
Он надел парадную форму. Тысячемух стал позади него и сунул свою правую руку в пустой рукав кондотьера. Два адъютанта привязали Тысячемуха двумя кожаными ремнями к спине кондотьера, да так крепко, что они словно слились воедино.
— Ой, я задыхаюсь! — закричал Тысячемух.
— Запомни: когда ты служишь мне правой рукой, то должен молчать, — наставительно сказал кондотьер. — Считай, что ты не существуешь.
— Слушаюсь.
— Молчать! — рявкнул кондотьер.
— Я понял.
— Молчи, болван!


О заразных болезнях:
[Spoiler (click to open)]— Хорошо, что мы чумой не заразились, правда? — сказал друзьям Тысячемух.
— Точно не заразились? — усомнился Початок.
— Точно. Мы не похожи на больных чумой. Их сразу можно узнать.
— Как?
— Ну, во-первых, у зачумленных к ногам привязаны колокольчики.
— А во-вторых?
— Во-вторых, у них есть чума, а у нас ничего нет, — сказал Тысячемух.
— Слава Богу, что чума до нас не добралась, — сказал Недород.


О безвыходном положении:
[Spoiler (click to open)]Тысячемух, Початок и Недород закашлялись от дыма и заплакали от горя. Вдруг Недород своим длинным носом учуял приятный запах.
— Друзья, пахнет жареным мясом! — воскликнул он.
— Болван, это мы горим! — прохрипел Тысячемух.



О неизбежности выбора:

Теперь надо было посчитать, кому быть палачом. Но друзья сразу же начали ссориться. [Spoiler (click to open)]Початок, конечно, посчитал так хитро, что выбить деревянный куб из-под ног священника выпало Недороду.
— Ты жульничаешь! — закричал Недород. — Нас всего двое, и начинать должен я.
Пересчитали, и теперь быть палачом выпало Початку. Стало ясно, что без третьего не обойтись. Друзья обратились за советом к священнику. Тот сказал, что третьим можно взять дерево.
На этот раз вешать священника выпало дереву, что поставило друзей в тупик.
кот

(no subject)

Начинается, как известный романтический рассказ, от которого меня ещё в романтическом возрасте подташнивало: молодая привлекательная женщина, чувствуя желание самоубийства, платит почтальону, чтобы он раз в год приносил её возлюбленному письма от неё, как бы от живой. Чтобы не горевал. А то ещё сделает что-нибудь нехорошее над собой. Но возлюбленный, тоже молодой и привлекательный мужчина, тоже ощущает желание самоубийства. И тоже платит почтальону за исполнение аналогичной гениальной идеи.

Оба влюблённых себя порешили, а почтальон год за годом шаркает башмаками по улицам, носит письма от покойника покойнице, от покойницы покойнику. Война, разруха, застой, опять война -- а он, совсем старик, как лунь белый, бредёт, несёт в сумке очередную весёлую чепуху, которую юноша придумывал для девушки, девушка придумывала для юноши задолго до всех этих безобразий:
-- Я несусь в вихре вальса...
-- Я впервые в жизни попробовала шартрез...
Вокруг за хлебом в очередях давятся.
-- Я еду на острова, мой друг, к океану...
-- Я перечитывала ваши первые письма сегодня после свидания...
Вокруг выпадает рыжий снег и валяются дохлые голуби и воробьи. Почтарь уже еле тащится, ан идёт. Деньги-о заплачены!


Вот такие мне снятся сны.