кот

maiorova


Майорова пишет

Спаси Господь волков от нашего стада


Previous Entry Share Next Entry
Книги, декабрь 2016 года
кот
maiorova
В этот месяц, осложнённый гадской инфлюэнцей, книг всего семнадцать, и то первую из них я не прочла, а пролюбовалась: удивительными комиксами Клэр Белтон "Я - Пушин Кэт". Декабрь прошёл под знаком кошки Пушин и её похождений, изданных наконец-то по-русски. А девиз "маленькие лапки - маленькая ответственность" придётся взять на вооружение.



Д'Арси Найленд «Ширали» - роман о сезонном рабочем Маколи, похитившем четырёхлетнюю дочь у бывшей жены. Прелестно стилистически и удручающе идеологически Автор (что значит мужчина!) подсуживает отцу: и благородный-то он, и честный, и толковый, и девочку спас от распутной мамаши, которая «присыпала» её по ночам аспирином, чтобы без помех встречаться с любовником... На практике у плохой мамы Пострел лишнюю таблетку принимала время от времени, а при благородном папеньке сутками шагала пешком, постоянно оказывалась без присмотра, перенесла воспаление лёгких, попала под машину и получила инвалидность. Почему я не удивлена?

Марина Нефёдова «Лесник и его нимфа» - в молодую хиппи влюбляется религиозный юноша. Преследует евангельскими брошюрками, осуждает, воспитывает, а потом... попадает в онкологическое отделение . Брошюрки, осуждение и воспитание Лита ещё выдерживает, но раз уж химиотерапия — делать нечего, придётся бросить многообещающую музыкальную карьеру и марш давать взятки и таскать судна. Дикий, невычитанный текст, обидно за наше юношество, которое предполагается этим питать.

Клэр Норт «Пятнадцать жизней Гарри Огаста» - фантазия на тему свифтовских струльдбругов, странным образом сочетающая динамичность и заунывность. Серьёзно, уж на что я пессимистка из пессимисток, но такой вельтшмерц чересчур даже для меня. Пытают детей, пытают дряхлых старух, травят и уничтожают невинных людей, самый альтруизм превращают в орудие циничной мести - воистину, даже самые великие дары, попав в руки человечества, становятся мусором. Мидасы наизнанку.

Кэтрин Эпплгейт «Креншоу» - нежная, прозрачная маленькая повесть о мальчике и его вымышленном исполинском коте. Досадно, что для взрослой аудитории не пишут ничего столь же лояльного. Столь же... м-м-м... дружелюбного. http://fem-books.livejournal.com/1317815.html

Ричард Бернстайн «Восток, Запад и секс» - мужской монолог на тему того, какая замечательная штука проституция. Особенно если проститутки скромные, душевные, ласковые и многого не требуют. Святая простота плюс священная простата равняется Бернстайн.

Стелла Гиббонс «Неуютная ферма» - ах, неловкая ситуация, когда предмет пародии давным-давно канул в Лету, а сама пародия живёт и процветает, находя всё новую и новую аудиторию. Уже никто не читает многотомных эпопей Шейлы Кей-Смит об английской деревне, а шуточную повестушку двадцатилетней дебютантки любят, хвалят и даже штудируют в вузах. Предлагаю вашему вниманию, времени зря не потратите.

Иегудит Кацир «Сухопутные маяки» - наконец-то удалось отдохнуть за взрослой прозой. Глоток тёплого воздуха, прекрасного цветения и плодоношения. Две повести, похожие на две оливы... http://fem-books.livejournal.com/1311909.html

Светлана Шенбрунн «Пилюли счастья» - образец жанра «лёгкое чтение о тяжёлых вещах». Про войну, блокаду, сиротство, эмиграцию — весь набор опытного чернушника, но воздушным слогом, вызывающим ассоциации с весенним лугом, полным первоцветов: http://fem-books.livejournal.com/1312027.html

Джейн Джонсон «Жена султана»... Джонсон — это Сабатини современности, гораздо более гуманистичная, чем прототип, но дух авантюризма, приключенческой литературы как она есть остался в неприкосновенности. В нужной пропорции намешаны кровавые казни, могучие битвы, гаремные тайны и милая ирония, привет, Скарамуш... Самое то для выздоравливающих.

Гертруд фон Лефорт «Венок ангелов» - скромнее, разбавленнее «Плата Вероники», о котором я писала здесь. Как говорится, тех же щей, да пожиже влей. Жалко, что возвышенные мечты Зеркальца о духовном союзе разбились о личность того, с кем этот союз предполагался. Но не такова ли судьба всех возвышенных мечтаний о духовных союзах? Горько за девушку, горько за Староссова, улегшегося жертвенным тельцом на чужой алтарь. А из Энцио вырастет наци. По зрелом размышлении, туда ему и дорога.

Кэти Остлер «Карма» - впервые после «Евгения Онегина» осилила роман в стихах. Впечатления... скажем, противоречивые. Аж два отзыва накатала почти в один день: на Лабиринте http://www.labirint.ru/reviews/show/1366393/ и в сообществе http://fem-books.livejournal.com/1310320.html. Право, не знаю, с которым из них согласна больше.

Энн Тайлер «Уроки дыхания» - и всё же Тайлер уникальная. Таких индивидуумов уже не делают. Бушует литпроцесс, миры встают и рушатся, гремят дискуссии, а где-то в Балтиморе женщина сорок первого года рождения публикует в два года по роману и тем самым творит магию. Легко и непринуждённо.

Алина Шокарева «Дворянская семья: культура общения» - исследованием называть рановато, но как подборка фактов, пэчворк фактов из художественной и мемуарной литературы — вещица чудесная. Всем историческим романистам настольный справочник, дабы не написать что-нибудь еровое: http://fem-books.livejournal.com/1259778.html и немножко http://maiorova.livejournal.com/294058.html

Катрин Колом «Замки детства» - ещё один гений европейского модернизма, которого (которую), если можно так выразиться, забыли сосчитать. Потому как слова «гений» в женском роде не существует.

«Острова утопии: Педагогическое и социальное проектирование послевоенной школы (1940–1980-е)» - коллективные монографии иногда рекомендуют изучать, как Салтыков-Щедрин рекомендовал есть солянку в трактире - «быстро и не глядя». Здесь как раз наоборот: каждый кусочек мозаики рассматриваешь на просвет, любуешься и только потом поглощаешь. Подробнее здесь: http://www.labirint.ru/reviews/show/1371112/

Гали-Дана Зингер «Часть Це» - сперва я познакомилась с переводами (исключительного качества), а потом с собственными стихами израильской поэтессы ленинградского происхождения. Что сказать? Таки о!:

* * *
В дом зело красный, красно-зелёный –
кирпич почерневший, чёрный тополь,
клеёнчатые листья, калёные серёжки –
кого затопляют слёзы и сопли,
в среднюю группу детского сада
ведут меня за ручку. Исполненье долга.
Так надо. Но уж ненадолго.
Скоро на дачу. Под китайским клёном
я и не вспомню ни един топоним.
Улица Восстания города Ленинграда
изгладится из памяти чайною фольгой.
А затопят печку, с дедушкой Семёном
в душевой кабинке мы с тобой потонем
в подмосковной мойке, город мой Потополь.
Я же нечаянно. Я больше не буду.
Дедушка-голубчик, сделай чудо,
достань мне, дедушка, конфетку из ушка,
юбилейный наколдуй рублик под подушкой,
а на нём рельефный, будто бы под лупой,
он мне тоже дедушка, что бы ни сказали,
каждый год встречает он нас на вокзале.
В дом зело красный, красно-зелёный
я пойду оттуда в старшую группу.

  • 1
"На практике у плохой мамы Пострел лишнюю таблетку принимала время от времени, а при благородном папеньке сутками шагала пешком, постоянно оказывалась без присмотра, перенесла воспаление лёгких, попала под машину и получила инвалидность. Почему я не удивлена?

- Однако автор - реалист, даром что отцу подсуживает из мужской солидарности...

Меня "Ширали" просто в транс вогнал. Как можно быть таким дуботолком? Вот просто - как? Ну, хорошо, её четырёхлетнюю он и в мужской бане помоет, и оставит на попечение такого же бродяги, как он сам. А что этот замечательный папа будет делать с четырнадцатилетней?

...Вот она и получила инвалидность заблаговременно, чтобы таких проблем не возникло?..

Получается, что так. Из двух зол выбирают меньшее.

Приношу всяческие извинения - мало ли, но что вы думаете об этом? http://www.koob.pro/beck_d/

Я в когнитивной психологии не спец, ей в Питере мало где учат - но книгу хвалят очень. Утверждают: лучшее, что можно из этой оперы почитать по-русски.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account